Перейти к контенту →

Заново рожденные. Удивительная связь между страданиями и успехом. Дэвид Фельдман, Ли Даниэль Кравец. Краткое содержание

Дэвид Фельдман и Ли Даниэль Кравец, авторы книги “Заново рожденные” затронули тему преодоления человеком несчастья, когда он не сдается, а становится лишь сильнее. Некоторым людям удается даже открыть в себе некий потенциал и добиться высот, о которых раньше нельзя было мечтать. Можно подумать, что это какие-то особенные люди, прирожденные супергерои. Однако авторы книги утверждают, что это не так. «Выжившие» или рожденные заново нередко обладают среднестатистическими способностями и их характер не сильнее, чем у других. Словом, это обычные люди. Но во всех историях преодоления есть общий момент — жертва делает переоценку ценностей, заново отвечает для себя на экзистенциальные вопросы «Кто я?», «Во что я верю?», «Как мне жить?». Авторы собрали исследования в области психологии, психиатрии, социологии, антропологии и бизнеса, и выделили факторы, которые помогают изменить жизнь после травмы.

Как стать сильнее под прессом жизненных катастроф

Травмирующие события нельзя назвать положительными изменениями в жизни. Также наивно уповать на позитивное мышление, стараясь «изменить свое отношение к ситуации». Травма есть травма. В насилии, катастрофах или болезнях нет ничего хорошего. Каждое перенесенное потрясение вызывает сильные страдания. К сожалению, травмы неизбежны: они случаются практически со всеми. При этом одни люди оказываются раздавленными, а другие «выживают». Что отличает последних? Как им удается вглядываться в лицо трагедии, запускать фундаментальные изменения в жизни и превращать страдания в личный триумф? Кажется, что наука готова дать ответ на эти вопросы.

Все мы знаем истории преодоления, когда с человеком случается несчастье, но он не сдается, и становится лишь сильнее. Некоторым людям удается даже открыть в себе некий потенциал и добиться высот, о которых раньше нельзя было мечтать. Можно подумать, что это какие-то особенные люди, прирожденные супергерои. Однако авторы книги утверждают, что это не так. «Выжившие» или рожденные заново нередко обладают среднестатистическими способностями и их характер не сильнее, чем у других. Словом, это обычные люди. Но во всех историях преодоления есть общий момент — жертва делает переоценку ценностей, заново отвечает для себя на экзистенциальные вопросы «Кто я?», «Во что я верю?», «Как мне жить?».

Авторы книги собрали исследования в области психологии, психиатрии, социологии, антропологии и бизнеса, и выделили факторы, которые могут помочь изменить жизнь после травмы. Среди них надежда (не путать с позитивным мышлением), вера в свои силы, умение прощать и думать о смерти, а также социальная поддержка.

Эта книга о том, как разрушительные силы иногда могут инициировать позитивные преобразования. Но всегда ли нужно страдать, чтобы запустить масштабные изменения в судьбе? На самом деле, каждый может начать жить более полно, не дожидаясь встрясок. Для этого нужно смело и честно смотреть на окружающую реальность и подвергать сомнению свои знания о мире.

Биографическая справка

Дэвид Фельдман  доктор наук в области клинической психологии (Университет Канзаса) и здравоохранения (Palo Alto Health Care System). Доцент кафедры психологии консультирования. Автор книг и статей для изданий Psychology Today и Huffington Post.

Ли Даниэль Кравец — магистр психологического консультирования, выпускник Школы журналистики Университета Миссури-Колумбия (University of Missouri Columbia School of Journalism). Автор публикаций визданиях Psychology Today, Huffington Post и New York Times. 

Введение

В фильмах о супергероях всегда есть некая мощная, непредсказуемая и неуправляемая сила, которая однажды врывается в жизнь и кардинально меняет ее, превращая обычного человека в героя. После массивного выброса радиации скромный ученый-недотепа становится непримиримым мстителем; убийство родителей заставляет обывателя надеть черную маску и посвятить свою жизнь спасению невинных жертв от маньяков. Эти выдуманные истории не так далеко от жизни, как может показаться.

Американский Университет Северной Каролины (University of North Carolina) и британский Университет Уорика (University of Warwick) на протяжении 20 лет изучали истории людей, переживших сильнейшие жизненные потрясения, и выяснили, что ужасный опыт действительно способствует тому, что люди начинают видеть возможности там, где раньше и не думали их искать. Эти психологические выгоды известны как посттравматический рост.

Отличие от кино в том, что внешне жизнь «выживших» обычно возвращается на круги своя. Посттравматический рост — это в первую очередь внутренние метаморфозы. Например, некоторые исследования показали, что после перенесенной травмы люди меньше подвержены эмоциональному стрессу, а их физическое здоровье может становиться крепче. В некоторых случаях людям удается не только измениться к лучшему самим, но и круто изменить окружающую действительность. Итак, давайте разбираться, когда перенесенная травма способствует личностному росту, а в каких случаях может раздавить человека.

Всегда ли полезно мыслить позитивно?

В 2003 году Алан Лок потерял зрение, и это не помешало ему попасть в Книгу рекордов Гиннеса как первому незрячему человеку, пересекшему океан на лодке. Для многих беда, в которую попал Алан, означала бы конец активной жизни, но наш герой продолжил заниматься спортом. Его мужеством и оптимизмом восхищались крупнейшие издания: The New York Times, The Faster Times и BBC. История ослепшего Алана кажется прекрасным примером того, что позитивное мышление помогает человеку пережить жизненную трагедию. Однако возможно, что дело было вовсе не в позитивном мышлении. Те, кто общался с Аланом не для прессы, часто слышали от него фразы типа: «Я всегда ожидаю худшего», «Я знал, что обречен». Словом, несмотря на уверения восторженных журналистов, Алан Лок — скорее пессимист, чем оптимист.

Мы привыкли слышать, что позитивное мышление помогает справляться с трудностями и даже излечиваться от смертельных болезней. Эта точка зрения стала широко распространена в обществе после книги Нормана Винсента Пила «Сила позитивного мышления». Всем очень понравилась идея о том, что реальность можно преобразовать с помощью одного лишь психологического настроя. Однако в последние десятилетия появились теории противоположного характера: многие психологи ставят под сомнение силу радужного восприятия мира и приводят свои аргументы.

Аргументы ЗА теорию позитивного мышления. В 2006 году Дэвид Швейнгрубер с факультета социологии Университета штата Айова опросил успешных коммивояжеров — сотрудников компании Enterprise Company (крупнейшая американская компания прямых продаж). Компания проводила для своих продавцов тренинги по управлению эмоциями, поощряла их читать книги о самопомощи, осваивать техники саморегуляции, твердить вдохновляющие фразы, позитивно формулировать свои цели и фиксировать их на бумаге. Угадайте, каким был результат? Коммивояжеры, благодаря своему позитивному настрою, смогли за одно лето продать продукцию на общую сумму более 30 миллионов долларов почти 300 тысячам клиентов. Это впечатляющий успех.

Но еще больше, чем успехи на работе, людей волнует собственное здоровье. Всем хочется верить в то, что стоит лишь начать мыслить позитивно, и можно преодолеть такие серьезные заболевания, как диабет, артрит и болезни сердца. Было проведено немало медицинских исследований, которые подтвердили этот тезис. Тот факт, что люди, верящие в хорошее здоровье, действительно им обладают, не должен вызывать удивления. Однако причиной может быть не столько позитивное мышление, сколько правильное поведение. Ведь если человек хочет быть здоровым, он будет избегать вредных факторов, периодически проверяться у врачей, делать прививки, правильно питаться и т.д. Словом, люди, стремящиеся к здоровью, ведут себя осторожнее.

Таким образом, думать о своем здоровье не означает оздоравливаться за счет позитивных мыслей. Положительный эффект наступает благодаря определенному типу поведения. К сожалению, люди любят сказки и готовы поверить, что достаточно начать мыслить позитивно, и их не тронет ни одна болезнь.

Аргументы ПРОТИВ теории позитивного мышления. Психолог Джеймс Койн изучил многие исследования, в которых была показана сила позитивного мышления. Практически во всех были обнаружены серьезные методологические недостатки. В исследованиях использовались нерепрезентативные выборки, отсутствовали гипотезы, применялись невалидные методы для анализа данных и интерпретации результатов. Говоря простым языком, выводы исследований, прославляющих позитивное мышление, нельзя назвать объективными и достоверными, а во многих случаях они и вовсе являются ошибочными.

Например, в одном медицинском исследовании сообщалось, что люди, болеющие раком, лучше справляются с недугом, если настроены оптимистично. Пациенты, которые посещали поддерживающую терапию, по данным исследования, лучше справлялись с болезнью. Критический пересмотр этого исследования показал, что выводы были преувеличены. Эмоциональная поддержка и подбадривание пациентов действительно имело положительные эффекты: у людей улучшалось настроение, снижалось беспокойство, уменьшались симптомы травматического стресса, они более легко относились к физической боли. Позитивное мышление помогало легче переживать болезнь, но, к сожалению, не увеличивало процент выживаемости.

Кстати, при пристальном рассмотрении поддерживающей терапии оказалось, что она не была сосредоточена только на усилении позитивного мышления. В реальности терапевты поощряли пациентов испытывать и выражать свои мысли и чувства, какими бы они ни были, откровенно обсуждать болезненные эмоции и т.д.

Десятки работ показывают, что иногда сдаться — лучше, чем продолжать биться. Так, исследователи Карстен Врош, Ютта Хекхаузен и Уильям Флисон изучали, как женщины переживают неспособность иметь детей. Обычно желание иметь детей теряет актуальность для большинства женщин в возрасте 40-60 лет. Как показал опрос, почти все бездетные женщины по мере того, как приближались к отметке 40 лет, наращивали усилия для того, чтобы забеременеть любыми способами. Но после 40 картина менялась: лишь небольшая часть бездетных женщин по-прежнему ставили перед собой цель забеременеть. Остальные оставляли тщетные попытки и смирялись. На первый взгляд, это грустно, однако смирившиеся женщины чувствовали себя менее подавленными по сравнению с теми, кто продолжал отчаянно добиваться своей цели и прикладывать немалые усилия. Иными словами, своевременный отказ от недостижимой цели оказался признаком психического здоровья.

Адекватное восприятие лучше позитивного мышления. Можно надеяться на лучшее, но при этом следует смотреть правде в глаза. «Я не знаю, что произойдет с моим зрением в будущем, — честно признавался Алан Лок после многих месяцев борьбы. — Я надеюсь, что мое зрение не ухудшится, но если это произойдет, я хочу сделать все от меня зависящее, прежде чем ослепну». Если бы он витал в облаках, рассчитывая, что с помощью позитивного мышления сможет вернуть себе зрение и будет служить в Королевском флоте, вряд ли бы это принесло ему счастье и вряд ли бы он смог добиться того, чего добился, реалистично оценивая свое состояние. Алан взвесил риски и смог принять меры предосторожности и избежать многих проблем, реализуя свои таланты и мечты. 5 апреля 2008 года он и Мэтт Борехам достигли Барбадоса в своей крошечной лодке. Они пересекли Атлантический океан за 85 дней, 3 часа и 20 минут.

Люди, которые закрывают глаза на реальные угрозы, продолжая верить во все хорошее, к сожалению, обрекают себя на разочарования и страдания, потому что не предпринимают вовремя необходимых действий, чтобы улучшить свое положение.

Приведем в пример еще одну историю — Мартена (Maarten), который выиграл золото на чемпионате мира по плаванию, после чего удалился с гонок. Мартен был честен с собой: он понял, что другие спортсмены объективно сильнее, и поставил для себя новые цели. Он написал книгу «Лучше» о мифах позитивного мышления и стал менеджером в компании Unilever, крупном европейском производителе продуктов питания и туалетных принадлежностей.

Никто не говорит, что не надо мыслить позитивно. Проблемы начинаются, если радужный настрой приводит к отрицанию трудностей и вере в магическую силу мысли. На самом деле, значение имеют лишь действия, которые мы совершаем. А чтобы совершать правильные действия, нужно трезво оценивать действительность.

Какие иллюзии полезны

То, как мы оцениваем внешние угрозы, напрямую влияет на наше поведение. Например, люди, которые считают, что опасно превышать скорость на дороге, не гоняют; те, кто верит в опасность курения, избегают дыма; те, кто считает рискованным незащищенных секс, запасаются средствами контрацепции. Словом, люди, которые замечают угрозы, начинают вести себя осторожнее.

Опасные иллюзии. К сожалению, часто представления о риске не совпадают с реальностью. Например, эксперименты на симуляторах показали, что при отправке текстовые сообщений с телефона водители на 35% медленнее реагируют на изменение дорожной ситуации. Исследование транспортных привычек, проведенное в 2019 году Министерством транспорта США, вовсе показало, что текстовые сообщения увеличили вероятность несчастных случаев в 23 раза.

При этом большинство водителей почему-то уверены, что трагический сценарий маловероятен, и продолжают вести переписки за рулем. Опросы показывают, что до 73% американских, 66% австралийских и 62% британских автолюбителей хотя бы иногда отправляют или получают текстовые сообщения во время вождения. При этом те же люди могут бояться летать на самолетах или прыгать с парашютом, даже если прыжок будет проходить в тандеме с опытным инструктором и при соблюдении всех мер безопасности.

 

К счастью, люди начинают адекватнее оценивать риск, когда сталкиваются с фактами. Проблема в том, что большинство из нас не имеют доступа к достоверным данным. И даже зная средние значения, каждый из нас продолжает думать, что лично у него вероятность столкнуться с угрозой ниже, чем у других людей. Проведите эксперимент: попросите друзей оценить для себя риск сердечного приступа, рака, ограбления, автомобильной аварии. Пусть они скажут: этот риск для них меньше, больше или такой же, как у других людей. Скорее всего, большинство скажет, что они подвержены меньшему риску, чем люди в среднем. К такому выводу пришел еще в 1980 году психолог Нил Вайнштейн из Cook College, Rutgers. Он попросил более 250 студентов ответить на вопрос: «По сравнению с другими студентами того же пола, что и вы, каковы шансы, что с вами произойдут следующие события…?». Далее следовал список из 24 негативных событий разной степени тяжести. Большинство студентов оценили риск 19 из 24 событий для себя ниже, чем для сверстников того же пола.

Хорошие иллюзии. Восприятие риска вызвано многими факторами, главным из которых является чувство личного контроля, то есть уверенность людей, что они могут влиять на события. Это чувство напрямую связано с оптимизмом. Психолог Шелли Тейлор из Калифорнийского университета ввел термин «позитивная иллюзия», чтобы обозначить переоценку личного контроля и искаженное позитивное восприятие себя.

Чрезмерная уверенность человека в том, что он контролирует ситуацию, бывает полезной. Маршалл Голдсмит заметил, что иллюзии контроля, хотя и подвергают риску провала, но также мотивируют людей предпринимать новые попытки после каждого провала: «Успешные люди терпят много неудач, но не сдаются». Так что иллюзии контроля могут быть ключом к выдающимся достижениям. Но есть важная деталь: успешные люди не просто продолжают биться головой в одну и ту же кирпичную стену, они пробуют все время новые способы добиться желаемого. Обратите внимание также на тот факт, что успешные люди не искажают действительность, веря во все хорошее, они верят в свои силы и поэтому пробуют больше разных вариантов.

Истории людей, закаленных страданиями, очень разные. Однако у них есть одна общая черта — обоснованная надежда. «Выжившим» свойственно убеждение, что своими личными усилиями они могут влиять на судьбу. Так что важно реалистично оценивать ситуацию и при этом безоговорочно верить в свои силы.

После травмы мир не может оставаться прежним

Исследования профессора психологии Ронни Янофф-Булмана из Массачусетского университета показывают, что на подсознательном уровне представления большинства людей о мире строятся на трех важных тезисах:

  1. Мир в основном хорош.
  2. Хорошие вещи случаются с хорошими людьми
  3. Я — хороший человек.

Несмотря на то, что мы каждый день слышим в новостях о преступлениях, жертвах, нападениях, автомобильных авариях и террористических актах, мы без страха выходим из дома, садимся за руль и посещаем общественные места. Более того: нас буквально поражает, если что-то плохое случается с хорошо знакомыми людьми.

Согласно классическим исследованиям психолога Мелвина Лернера, вера в добрый справедливый мир заставляет людей обвинять жертв преступлений в том, что они спровоцировали преступника. Дело в том, что нападения, грабежи и изнасилования ставят под сомнения нашу радужную картину мира, и мы стараемся сохранить ее во что бы то ни стало: «Если бы жертва вела себя нормально, то ничего бы не случилось».

Исследователи Стивен Джозеф из Университета Уорика и Алекс Линли из Университета Лестера изучили, как человек осмысливает травмирующие переживания. Люди рады, когда их убеждения о мире совпадают с реальностью. Травмы же бросают вызов мировоззрению, провоцируют внутренний конфликт и вызывают сильное эмоциональное напряжение. Столкнувшись с серьезным потрясением, приходится пересматривать свои убеждения; невозможно просто отбросить новую информацию. Чтобы по-прежнему верить в то, что мир безопасен и что хорошие вещи случаются с хорошими людьми, приходится либо обманывать себя (например, уверяя себя, что произошедшее не так ужасно), либо приспосабливаться к новой реальности.

Нередко люди меняют представление о себе. Например, дети, когда вырастают, оправдывают жестокость родителей тем, что малыши сами плохо себя вели. Они берут вину за ужасные события на себя, чтобы иметь возможность продолжать хорошо думать о мире в целом. Психологи Хизер Литтлтон и Эми Гриллс-Такечел опросили более 350 женщин, подвергшихся сексуальному насилию. 45% жертв изменили свое отношение к миру и к себе: либо мир стал представляться им страшным местом, полным опасностей, либо они сами перестали быть в собственных глазах хорошими людьми, достойными хороших событий.

Социальная поддержка

Согласно десяткам исследований, окружающие люди играют определяющую роль в нашей жизни. Психологи Кэтрин Хербст-Дамм и Джеймс Кулик хотели выяснить, действительно ли социальная поддержка может изменить ситуацию в тех случаях, когда на карту поставлены жизнь и смерть. В 2005 году они наблюдали 290 очень больных людей — с момента их поступления в хоспис до момента смерти (по статистике, этот период длился не более полугода). Пациенты, которых посещали волонтеры, прожили в среднем на 2,5 месяца дольше.

В 1997 году Бренда Пеннинкс с коллегами обнародовала результаты исследования, которое проводилось на протяжении 2,5 лет в Амстердаме и затронуло почти 3000 человек в возрасте 55—85 лет. Изучалась связь между социальной поддержкой и смертностью. В расчет принималось все: с кем человек жил, был ли он женат (замужем), сколько у него было друзей, но самое главное — человека просили дать субъективную оценку тому, насколько он доволен эмоциональной поддержкой со стороны окружающих. Через 29 месяцев исследователи посчитали количество смертей среди респондентов. Оказалось, что среди людей, которые положительно оценивали свои связи с другими людьми, смертей было в два раза меньше: из жизни ушли 13% людей с низкой эмоциональной поддержкой и лишь 6% людей с хорошей эмоциональной поддержкой.

С психологической точки зрения, социальная поддержка обеспечивает буфер для эмоциональных последствий травмы и защищает психическое здоровье. Польза от нее не вызывает сомнений, однако ее эффект может быть ограниченным. Дело в том, что важен не только объем поддержки в настоящем, но также уверенность пострадавшего в том, что его будут поддерживать также и в будущем. Перспектива порой имеет решающее значение.

Обычно после стихийных бедствий люди выстраиваются в очередь, чтобы оказать помощь пострадавшим. Например, землетрясение на Гаити в 2010 году, которое привело к гибели более 200 тысяч человек и переселению более миллиона человек, никого не оставило равнодушным. Правительства разных стран выделили более 5 млрд долларов на восстановление страны. Однако со временем помощь сходит на нет, и пострадавшие остаются один на один со своей бедой. Так, по данным CBS News, через полгода после землетрясения на Гаити 98% завалов оставались неубранными, а число людей, живших в палатках и временных убежищах, возросло до шокирующих 1,6 миллиона человек.

Две стадии социальной поддержки изучали Крис Каниасты и Фрэн Норрис. Через полгода после урагана Хьюго, случившегося в 1989 году в Северной и Южной Каролине, они опросили 498 человек, выживших после катастрофы. Как всегда, первая волна помощи была впечатляющей: свой вклад внесли и Красный Крест, и Армия Спасения, и федеральные власти, и тысячи добровольцев. Исследователи спрашивали жертв не только о том, какая поддержка им оказывалась, но также о том, считают ли они, что продолжат получать поддержку также в будущем. Оказалось, что чем тяжелее ситуация человека и чем больше его потери, тем меньше он верит в то, что его станут поддерживать спустя время. Итак, социальная поддержка сама по себе важна и нужна, но не меньшее значение для психологического самочувствия пострадавших имеет уверенность в том, что они не лишатся этой поддержки завтра.

Помнить о смерти

Психологи Шелдон Соломон, Том Пищински и Джефф Гринберг более 30 лет исследовали, почему люди избегают мыслей о смерти. Человек — единственное животное, которое думает о себе в прошлом и задается вопросами: «Кто я?», «Зачем я живу?», «Как надо жить?». В результате такой рефлексии человек осознает конечность своего существования.

С точки зрения логики, мысль о неминуемой смерти должна вселять ужас. В реальности это происходит далеко не всегда. Дело в том, что люди наработали целый набор бессознательных защитных механизмов, чтобы справляться со страхом смерти, и первый из них — принадлежность культуре. Общество говорит: «Думай о карьере, строй дом, копи деньги и будешь счастлив». И человек так и делает. Большинство из нас живет в иллюзии, что если мы будем неукоснительно следовать социальным стандартам, то нас не настигнет страх смерти.

Однако отрицание смерти может иметь серьезные последствия для психического здоровья. Пока смерть остается абстракцией, человек спокоен; но как только она обретает реальные черты, он выходит из себя. Лишь немногие люди готовы посмотреть смерти в лицо, не прячась и не вздрагивая. Таких людей отличает то, что они руководствуются своим внутренним компасом, не обращая внимания на предрассудки и общественные нормы. И именно такие люди способны переживать любые катастрофы, изменять к лучшему себя и окружающую жизнь.

Выживают не обязательно те, кто это заслужил

Героями становятся не обязательно высокоморальные люди с безупречным прошлым, но многие исследования, а также простой жизненный опыт показывают, как важно иметь веру. Дэвид Сноудон, эпидемиолог и профессор неврологии из Университета Кентукки вместе с коллегами более 25 лет собирал анамнез большой группы монахинь (около 700 человек) из Школы сестер Нотр-Дам. Изначально ученых интересовали факторы, которые провоцируют болезнь Альцгеймера, но итоговые заключения вышли за рамки этого вопроса. Была собрана информация о когнитивных и физических функциях, заболеваниях, генетике, питании и настроении. Главное открытие исследования оказалось очень простым: счастливые монахини живут дольше. Чем больше положительных эмоций испытывали женщины в молодом возрасте, тем позже умирали. Кстати, в целом монахини жили дольше, чем их сверстницы в миру.

Десятки исследований документируют положительное влияние религии на жизнь обычных людей. Вера помогает людям не сдаваться в борьбе с раком, сердечной и почечной недостаточностью, депрессией и серьезными психическими заболеваниями. Однако не все разделяют мнение о том, что религия помогает в жизни, многие придерживаются противоположной точки зрения. Вера помогает до тех пор, пока не вступает в противоречие с другими убеждениями или потребностями человека. Скажем, мужчина гей, который рос в религиозной семье, начиная с подросткового возраста, переживать мощнейший внутренний конфликт ценностей. Неуверенность и терзания, которые преследуют таких людей, не позволяют им жить счастливо; в этом смысле вера не помогает в жизни.

Важно вникнуть в саму суть верований. Так, одни люди воспринимают Бога милосердным и прощающим, а другие считают его осуждающим и карающим. Эта интерпретация имеет огромное значение для того, как люди справляются с травмой. В 2011 психолог Гейл Айронсон опубликовал результаты 4-летнего наблюдения за 101 человеком, инфицированным ВИЧ. Выяснилось, что у людей, считавших Бога суровым, клетки CD4 исчезали в 2,5 раза быстрее, а их вирусная нагрузка росла в 3 раза быстрее. У пациентов, которые считали Бога милосердным, клетки CD4 исчезали в 5 раз медленнее, а их вирусная нагрузка росла в 8,5 раз медленнее. Другими словами, одни верования помогают людям быть более стойкими, а другие нет.

Прощение

Так называемые межличностные травмы (то есть травмы, причиненные нам другими людьми) являются наиболее разрушительными. В 2010 году Дэн Стейн, заведующий кафедрой психиатрии и психического здоровья в Университете Кейптауна (Южная Африка), задался целью выяснить, какие травмы чаще всего ведут к суицидам. Были изучены более 100 тысяч интервью из 21 страны. И первое место по степени травматизма заняло сексуальное и межличностное насилие. Еще хуже то, что чаще всего преступления против нас совершают самые близкие и любимые люди. Так, Министерство юстиции США сообщает, что примерно одна из шести женщин в Америке подверглась насилию, причем большинство жертв близко знали преступника.

После боли, причиненной близкими, жертвы начинают рассматривать всех людей как потенциальную угрозу, они могут затаивать обиду на весь мир и годами носить в себе злость и мечты о возмездии. Очевидно, что долго скрывать в себе гнев и боль вредно для психического состояния, а без прощения невозможно вернуть себе счастливую жизнь.

Психологи Шарлотта Витвлиет, Томас Людвиг и Келли Вандер Лан попросили 71 студента из Мичиганского колледжа Хоуп вспомнить человека, который когда-либо плохо с ними обращался или оскорблял. Сначала студенты вспоминали ситуацию, когда они затаили на обидчика злобу, а затем — ситуацию, когда смогли открыто простить. Специальные приборы фиксировали частоту сердечных сокращений, артериальное давление и активность симпатической нервной системы. Оказалось, что при воспоминаниях о непрощенных обидах участники эксперимента чувствовали сильные негативные эмоции, что подтверждали физиологические показатели. В случае с прощенными обидами негативные эмоции были гораздо слабее.

Однако простить не так легко, человек должен быть готов к этому. Причем о прощении необязательно громко заявлять. Когда прощение делается напоказ, оно причиняет еще больше страданий потерпевшему. Только искреннее прощение помогает жертве освободиться от груза травмы и начать двигаться вперед.

Психолог Роберт Энрайт и психиатр Ричард Фицджиббонс разработали эффективный терапевтический подход, помогающий людям научиться прощать. Если человек долго страдает из-за чужой несправедливости, но прощение ему не дается, то полезно проанализировать мотивы преступника и пересмотреть свое восприятие событий. Важно, чтобы жертва смогла увидеть в преступнике обычного человека, а не воплощение вселенского зла. Правда в том, что многие преступники сами были жертвами, и именно это подтолкнуло их встать на путь мщения всему миру. Но кто-то должен разорвать порочный круг… Понимание чужой боли помогает жертвам преодолеть свою травму.

Заключение

Говорят, что ад — это отсутствие возможности выбирать. Пока человек свободен делать выбор, он может жить счастливо. К сожалению, в критических жизненных обстоятельствах многие люди опускают руки, считая, что у них нет выбора, что они обречены. Этим опасны травмы и посттравматический синдром. Но стоит увериться в том, что выбор по-прежнему есть, и человек, получивший удар судьбы, сможет «родиться заново», стать более зрелым и даже совершить переворот в жизни, как все действительно поменяется к лучшему.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *