Перейти к контенту →

Спотыкаясь о счастье. Дэниэл Гилберт. Краткое содержание

Закономерности мышления и восприятия, которые помогут нам быть счастливее

«Люди хотят быть счастливыми, и все остальное, чего они хотят, обычно лишь служит средством для достижения этого состояния».

Дэниэл Гилберт

Автор книги — профессор психологии Гарвардского университета, специализирующийся в области социальной психологии. За свои научные исследования и многолетнюю преподавательскую деятельность Дэниэль Гилберт удостоен особой премии за вклад в науку, которая присуждается Американской психологической ассоциацией.

Книга «Спотыкаясь о счастье» — это настоящий бестселлер. Она переведена на 25 языков. А в 2007 году Королевское общество британской национальной академии наук признало ее лучшей книгой года.

В этом труде вы не найдете простых и быстрых рецептов счастья, поскольку это понятие, по словам автора, эфемерно, неопределимо и состоит из множества составляющих: переживаний, воспоминаний, ощущений, эмоций и т.д. Счастье неразрывно связано с мозгом: зависит от него, определяется им, его реакциями на разные обстоятельства нашей жизни. Гилберт рассказывает о закономерностях нашего мышления и восприятия, которые делают нас счастливыми или несчастными. О них мы и расскажем в нашем обзоре.

Итак, начнем.

Что такое счастье? Каждый хоть раз в жизни задавал себе этот вопрос. И каждый по-своему отвечал на него.

Мы ищем свое счастье, но плохо представляем, что же на самом деле может сделать нас счастливыми. Мы пытаемся вспомнить прошлое, когда мы были счастливы. Думаем о будущем, стараемся предугадать свои желания, эмоции и действия, которые помогут нам стать счастливыми. Но когда, как нам кажется, счастье уже у нас в руках, оно почему-то оказывается совсем не таким, как мы планировали и мечтали.

В чем же дело? Причина в трех составляющих: 1) в том, как наш мозг воспринимает реальность, 2) к чему обращается в прошлом и 3) что хочет найти в будущем.

Обращение к прошлому

«Человек — это единственное животное, которое думает о будущем», — отмечает Дэниэл Гилберт. Действительно, важнейшее и исключительное преимущество человека — его способность к воображению, благодаря которому человек может многое сотворить из ничего. К сожалению, эта способность несовершенна. Чтобы понять ее недостатки, нужно обратиться к прошлому, объективно его оценить, понять.

Обращаясь к прошлому, к своей памяти, мы пытаемся найти то, что воспринималось нами как настоящее счастье. Однако наш мозг коварен. Зачастую все, что мы получаем о прошлом — лишь иллюзия, правда, выглядящая вполне достоверно.

Наш мозг год за годом сохраняет и записывает миллионы фактов, изображений, звуков, вкусов, запахов в своеобразном «банке данных». Но когда мы обращаемся к нему в поисках нужного воспоминания, он «подсовывает» нам иллюзию, подделку, сотканную из фактов, ощущений, звуков и т.д., соответствующих нашим ожиданиям, но не стопроцентно достоверных, происходивших в определенный момент времени в прошлом.

Это происходит так быстро и легко, что мы воспринимаем ее как собственное воспоминание. Повлиять на это не представляется возможным, поскольку мозг вытаскивает из прошлого отдельные сохранившиеся в нашей памяти ключевые факты или фразы, что создает впечатление достоверности воспоминаний, а затем нанизывает на них новые факты.

Причем как-то изменить свое восприятие не получается даже в том случае, когда мы точно знаем, что нас пытаются обмануть. Чтобы убедиться в этом, можно самостоятельно провести эксперимент, предложенный Гилбертом. Он не сложен, но показателен.

1. Необходимо прочитать список слов, приведенных ниже, а затем закрыть его рукой.

Кровать Бодрствование Храп

Отдых Сновидение Вялость

Пробуждение Одеяло Покой

Усталость Дремота Зевота

Сон Пижама Снотворное

2. Затем нужно ответить, какое из слов в перечне отсутствует: «кровать», «дремота», «сонливость» или «бензин»?

3. Ответив, можно убрать руку.

Правильный ответ — «бензин». А также «сонливость». Как и большинство людей, Вы наверняка назвали слово «бензин». Его и вправду в перечне не было. А вот слова «сонливость» хотя в действительности и не было в списке, но Вы вряд ли его назвали…

Поскольку все слова в перечне близки по значению, мозг сохранил суть прочитанного («слова, касающиеся сна»), не фиксируя каждое слово в отдельности. Он ошибочно включил туда слово, которое относится по значению к словам из списка, но в момент эксперимента в нем отсутствовало.

Поразительно то, что каждый раз при проведении этого эксперимента и при использовании разных перечней люди не смутно припоминали, что видели подобное слово, а утверждали, что точно помнили его, видели в списке.

К слову, описанное восприятие прошлого относится и к восприятию настоящего. Мы видим вещи, которых в реальности не существует, вспоминаем вещи, которые никогда не происходили. Как это ни парадоксально, это необходимая часть нашей реальности. Даже понимая теоретически, что все это лишь «игры разума», мы продолжаем ждать, что будущее явится нам таким, каким мы его себе воображаем.

Еще в 1781 году немецкий ученый Э. Кант описал причины такого поведения. В соответствии с его «теорией идеализма» наше восприятие — это результат не физиологического процесса (когда глаза передают изображение мира в мозг), а скорее психологического процесса, который объединяет то, что видят глаза, с тем, что мы думаем, чувствуем, знаем. Мозг на основе психологической информации и ранее полученных знаний формирует восприятие реальности. Иными словами, «мир, каким мы его знаем, — это конструкция, конечный продукт, можно сказать, переработанное изделие, формы которому придает влияние разума в той же мере, что и влияние самого мира».

Следует заметить, что работа мозга настолько совершенна, а его интерпретации столь точны и схожи с реальностью, что мы даже не задаемся вопросом: реальность это или интерпретации? Как не замечаем и того, что воображение заполняет картину событий и сколько возможностей, деталей и последствий оно упускает. Проблема как раз в том, что упущенные возможности, последствия и детали зачастую важнее всех иных.

К примеру, в ходе исследования калифорнийцев спросили: чувствуют ли они себя счастливыми от того, что живут в Калифорнии. Как выяснилось, счастливыми они считают себя не больше, чем другие американцы. С чем это связано?

Да, в Калифорнии прекрасный климат, множество хороших пляжей… Оценивая только эти факторы, любой американец (и не только) скажет, что Калифорния может считаться «счастливым» штатом. Но они упускают из виду, что в этом «счастливом» штате тоже существуют серьезные проблемы: пробки, цены на жилье, землетрясения, оползни и т.п.

Первоначальная оценка исключает эти неприятные факторы, между тем они способны кардинально изменить существующее мнение.

Восприятие реальности

Если прошлое — всего-навсего «достоверная» иллюзия, то с настоящим такие фокусы уже не пройдут, скажете вы. Ведь настоящее существует сейчас, соответственно, воображению здесь делать нечего.

Но нет. Настоящее — это тот материал, который наш мозг использует в качестве основы для воображения будущего, особенно если это будущее связано с эмоциями. Все предсказания будущего делаются в настоящем, проистекают из настоящего, оно на них неизбежно влияет. Трудно вообразить будущее, которое очень сильно отличается от настоящего. Еще труднее представить, что когда-нибудь хотеть, чувствовать и думать мы будем как-то иначе.

 

К примеру, каждый из нас хоть раз, изрядно объевшись, давал себе слово никогда больше так не наедаться. Но наступал вечер, или утро, или чей-то день рождения, или какой-то праздник, и все повторялось снова… Или, например, курильщик, загасивший сигарету, в течение пяти последующих минут свято верит, что сможет легко бросить курить, что ему хватит сил и терпения выдержать и не сломаться… Но пять минут проходят, и все повторяется снова — рука сама тянется к сигарете…

В чем причина? Да в том, что точно предсказать, произойдет ли в будущем то, что мы себе пообещали, невозможно. Мы лишь пытаемся узнать в настоящем, какие чувства мы испытаем в будущем. Воображая будущее, мы переживаем его только у себя в голове. И чтобы оно было достоверным, мы обращаемся за помощью к таким техническим средствам, как сенсорные зоны.

Так, когда мы хотим вообразить какие-то признаки объекта, который не находится в этот момент прямо перед глазами, но существует в принципе, мозг посылает информацию о нем из памяти в зрительную зону, и мы переживаем его мысленный образ. Или, например, когда нам нужно узнать, как звучит мелодия, которую нет возможности в этот момент послушать по радио, мозг посылает информацию о ней из памяти в слуховую зону, и мы мысленно переживаем ее звучание.

Нужно заметить, что, воображая будущие события, мы мысленно рисуем определенных людей, места, слова и действия. Но при этом практически никогда не видим время, в котором эти люди в этих местах будут разговаривать и действовать. Дело в том, что обычно мы представляем себе, какие чувства испытывали бы, произойди это событие сейчас, а затем корректируем это представление, убеждая себя, что «сейчас» и «потом» — это не совсем одно и то же.

Но даже несмотря на подобное осознание, «потом» сильно зависит от «сейчас». К примеру, если человек в настоящий момент времени находится в депрессии, поверить в то, что завтра он будет абсолютно счастлив, сложно. Когда людям что-то препятствует ощутить эмоции в настоящем, они не в состоянии предсказать, какие чувства испытают в будущем.

В качестве подтверждения изложенного обратимся к эксперименту, который в своей книге приводит Д. Гилберт.

Экспериментаторы, проводя исследования, звонили людям, живущим в разных частях страны, и задавали один вопрос: «Удовлетворены ли вы своей жизнью?». Люди, живущие в городе, в котором в этот момент была хорошая погода, отвечали, что они относительно счастливы. Если же в этот момент погода была неважной, люди отвечали, что они относительно несчастны.

Пытаясь ответить на вопрос, опрашиваемые рассматривали свою жизнь и спрашивали у себя, какие чувства испытывают в этот самый момент. Мозг исходил из реальности и предлагал эмоциональную реакцию на погоду, а не на увиденную воображением жизнь. Но, по всей видимости, люди не понимали, что так работает мозг, и в итоге чувство, вытекающее из реальности, принимали за предчувствие, созданное воображением.

Человек не может жить без реальности и не может жить без иллюзии, без воображения. Каждое отвечает своей цели, накладывает ограничения на влияние другого, и наше переживание мира — это умелый компромисс между двумя вечными конкурентами: существующим и воображаемым.

Предвидение будущего

Наш мир — то, каким мы его видим, чувствуем, переживаем и воображаем, — это совокупность реальности и иллюзий.

Если бы мы воспринимали мир только таким, как он есть, ориентируясь исключительно на реальность, мы, как минимум, впали бы в депрессию. Если же, напротив, мир все время представал перед нами исключительно как в нашем воображении, мы находились бы в постоянном заблуждении.

Искусное сочетание этих двух составляющих определяет наше состояние и является залогом счастья. Чтобы между реальностью и иллюзией сохранялось равновесие, мы стремимся к позитивному видению своих переживаний. Но принимать это видение мы можем позволить себе только тогда, когда оно кажется заслуживающим доверия. А чтобы оно заслуживало доверия, оно должно основываться на фактах, которым мы опять же должны верить.

Источники таких фактов разнообразны. Обращаясь к ним, мы не анализируем всю информацию подряд, а акцентируем свое внимание только на том, что может привести к желанным фактам.

Например, задумываясь о покупке новой машины и выбирая марку, мы начинаем просматривать рекламу, читать отзывы и рецензии на автомобили интересующих нас марок. Но, заметьте, как только мы сделали свой выбор, остановились на какой-то одной марке, то рекламу и отзывы мы начинаем смотреть и читать избирательно, пропуская аналогичные у конкурента. В отобранной рекламе и отзывах содержатся только те факты, которые свидетельствуют о преимуществах товара, что, безусловно, впоследствии станет подтверждением правильности сделанного нами выбора.

И все же наиболее мы доверяем не журналам и собственным воспоминаниям, а людям, особенно близким, друзьям, их мнению, опыту, то есть тем, кого мы знаем и кому верим. Поэтому в поисках подтверждения тех или иных фактов мы зачастую в первую очередь обращаемся именно к ним.

Говоря словами Дэниэла Гилберта, «мы вовсе и не должны воображать, будет ли это приятно — выйти замуж за адвоката, съездить в Техас или отведать змею, — когда вокруг имеется так много людей, которые все это уже делали и будут счастливы поделиться с нами своими переживаниями. Учителя, соседи, коллеги, родители, дети, друзья, возлюбленные, дяди, кузены, таксисты, бармены, стилисты, стоматологи, газетчики — каждый способен рассказать нам, каково это — жить в том или ином будущем, и мы можем быть совершенно уверены, что у кого-то из них действительно было переживание, которое мы только начали обдумывать».

Риск не получить в такой ситуации стопроцентное подтверждение своих выводов минимален, поскольку даже к получаемой информации мы относимся выборочно, а если так не получается, специально прибегаем к хитростям —подгоняем факты, чтобы создать видение, которое и позитивно, и заслуживает доверия.

Например, мы можем игнорировать то, что нам не подходит, а если не считаться с фактом невозможно, устанавливаем некий средний фактор между предпочитаемым и не желаемым, то есть делаем так, чтобы нас устроило то, что мы видим. Своеобразный «сговор» между мозгом и глазами позволяет нам существовать на пересечении жестокой реальности и комфортной иллюзии.

Например, в ходе одного исследования, проводимого в США, добровольцев попросили оценить две научные работы по изучению эффективности смертной казни как сдерживающего преступность фактора. В первом исследовании рассматривали разные штаты — сравнивали уровень преступности в штатах, где была смертная казнь, с аналогичным уровнем в тех штатах, где ее не было. Второе исследование проводилось в одном штате — но в условиях до и после введения или отмены смертной казни. В первом исследовании половине добровольцев сказали, что смертная казнь эффективна, а во втором исследовании — что неэффективна. Другой половине добровольцев озвучили противоположные выводы.

Как показали результаты, независимо от метода исследования добровольцы выбирали те выводы, которые подтверждали их собственные политические взгляды.

Если метод сравнения одного штата до и после введения или отмены смертной казни давал нежелательные выводы, тут же принималось решение о бесполезности сравнения одного штата в разные периоды, поскольку такие факторы, как занятость населения и доходы, меняются с течением времени. А раз так, нельзя сравнивать результаты по уровню преступности, полученные в одном десятилетии, с результатами, полученными в другом десятилетии. Еслиметод сравнения разных штатов давал нежелательный вывод, следовало решение: сравнивать штаты друг с другом бесполезно, поскольку такие факторы, как занятость населения и доходы, меняются от региона к региону. Соответственно, уровень преступности в одном штате не может сравниваться с уровнем в другом штате.

Как показывают исследования, если мы лишены информации, которая требуется для воображения, и вынуждены обращаться за ней к другим людям, вероятность точно предсказать свои будущие чувства чрезвычайно высока. Почему же даже при наличии множества советчиков с их опытом, знаниями, разумными рекомендациями мы не избавлены от риска принятия неудачных решений в будущем?

Дело в том, что мы не всегда до конца доверяемся чужому мнению и следуем чужим рекомендациям. Мы отдаем отчет в том, что знание других весьма ценно, но в то же время мы ощущаем и собственную исключительность. Причем наша убежденность в разнообразии остальных и собственной исключительности особенно велика, когда дело касается эмоций.

Мы ощущаем собственные эмоции и чувства и понимаем, что такие же эмоции и чувства есть и у других, но предполагаем, что их эмоции и чувства недостаточно сильные по сравнению с нашими. Мы ждем, что окружающие смогут понять наши эмоции и чувства, хотя сами чужих не понимаем.

Таким образом, одна из главных причин, по которой мы отказываемся слепо следовать чужим рекомендациям, советам и эмоциям, — в том, что мы много думаем о многообразии людей и одновременно зацикливаемся на собственной уникальности. Мы считаем, что только, когда чувства и эмоции других будут идентичны нашим, можно будет следовать им и применять их безусловно. Если же эмоциональные реакции людей разнообразнее, чем в реальности, то замена бесполезна.

Конечно, не всегда имеет смысл слепо доверяться переживаниям и эмоциям других людей. Но стоит обратить внимание на то, насколько они счастливы в тех или иных обстоятельствах, и понять, какие события этому предшествовали, а также какие решения они принимали.

На самом деле это очень простой и эффективный способ предсказывать будущие эмоции. И подобная информация, помогающая нам предсказать такие эмоции, зачастую прямо перед нашими глазами. Но мы, зацикливаясь на своей исключительности, отвергаем уроки, которые способны дать нам эмоциональные переживания других людей, отвергаем этот простой и надежный путь, но доверяемся своему воображению, с массой недостатков и заблуждений.

Заключение

Оценивая те или иные факты и события прошлого, настоящего и предполагаемого будущего, необходимо помнить, что наш мозг — великий фокусник. Он часто играет с нами в занимательные игры, и мы даже не замечаем этого.

Многим ли известно об оптической иллюзии со «слепым пятном»? «Слепое пятно» — это точка соединения в глазу зрительного нерва с сетчаткой. Увидеть предмет, который появляется в «слепом пятне», невозможно, потому что в нем отсутствуют зрительные рецепторы. Но мозг использует информацию из тех зон, которые расположены вокруг «слепого пятна», и этой информацией заполняет картину, словно затыкая ею дыру.

Интересно, не так ли?

Мозг виртуозно восстанавливает наше прошлое, заполняя его несуществующими воспоминаниями, но точно так же виртуозно справляется с воображением будущего. Мы принимаем это как должное, мы верим ему и ждем, что будущее будет именно таким, каким вообразил его мозг. Но иногда, достигнув счастья в будущем, мы совсем не так счастливы, как мечтали и планировали. В чем же дело?

Сколь бы замечательной ни была способность мозга создавать обстоятельства будущей жизни, она несовершенна. Воображая будущее, мы заполняем его деталями, которых в действительности там нет, и отбрасываем те, которые там будут.

Счастье — вещь очень и очень субъективная. И если мозг не может помочь нам понять, как его достичь, не спотыкаясь, он хотя бы помогает раскрыть причины того, почему же мы спотыкаемся. Зная их и сохраняя равновесие между иллюзией и реальностью, мы можем чувствовать себя счастливыми прямо сейчас.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *