Перейти к контенту →

Рискуя собственной шкурой: Скрытая асимметрия повседневной жизни. Нассим Талеб. Краткое содержание

Как взвешивать риски и принимать верные решения

«Асимметрия риска» становится приметой нашего времени: одна группа людей делает другие группы жертвами последствий своих опрометчивых шагов и решений. Первые ничего не теряют, вторые — рискуют здоровьем, материальным состоянием и подчас собственной жизнью. Это проявляется как в политике двойных стандартов, которую ведут некоторые страны, так и в различных сферах общественной жизни. «Не должен пользоваться вашим доверием тот, кто, принимая решения и раздавая советы, сам не зависит от последствий сделанного или сказанного», — считает автор этой книги Нассим Талеб. Сдерживающим фактором может стать принцип «собственная шкура на кону». Именно ответственность за свои поступки на протяжении веков выделяла героев и других выдающихся личностей среди толпы. Когда вам есть, что терять, вы серьезнее относитесь к своим действиям. В то же время, «ставя шкуру на кон», каждый должен понимать, чем рискует другая сторона и оценивать свое участие в предлагаемых обстоятельствах. Если вы рискуете всем, а другой получает только преимущества, вряд ли игра стоит свеч.

Новая книга Талеба — пятая в цикле Incerto, где он анализирует значение случайных событий и неопределенности в различных сложных системах. Идеи Талеба всегда провокационны и агрессивны. Если его теории и философские размышления не перевернут ваше мировоззрение, то уж точно заставят переоценить взаимосвязи в нашем социуме.

Из краткого обзора вы узнаете:

  • Что такое «шкура на кону» и как этот фильтр спасает от неверного выбора?
  • В какие игры с нами играют ученые?
  • Почему мнение вашей бабушки точнее, чем прогнозы экономистов?
  • Как суеверия помогают нам выживать?

Биографическая справка

Нассим Талеб — американский публицист, философ, математик, автор бестселлеров и создатель теории «черного лебедя».

«Шкура на кону» как фильтр реальности

Греческий великан Антей становился значительно сильнее, соприкасаясь с матерью Геей (землей) и делался уязвимым, теряя этот контакт. Если провести параллель с современностью, любое знание возникает и становится ценным лишь при столкновении с реальностью. Рискуя собственной шкурой, вы платите высокую цену, но одновременно приобретаете опыт, который влияет на ваши дальнейшие шаги. При этом люди, которые принимают решение, повлиявшее на вашу судьбу, не делают нужных выводов и могут вновь повторять ошибки. Так, инициаторы введения войск в Ирак, свержения Муаммара Каддафи и Башара Асада, пытаясь ликвидировать диктаторов, раз от раза наступали на одни и те же грабли. Из-за недальновидности таких «миротворцев» гибли люди. Когда возникал «черный лебедь» (непредвиденное событие с масштабными последствиями) и происходила катастрофа, она не затрагивала самих зачинщиков. Их близкие не шли войну, они сами оставались на своих нагретых местах и, не умея просчитывать результаты собственных решений, продолжали портить жизнь другим.

Сегодня все чаще система сама начинает фильтровать ненужные ее части. Так, поездки в личном транспорте становятся безопаснее не от того, что лихачи делают выводы из собственных ошибок, а потому, что тех, кто многое позволял себе на дороге, скорее всего, уже нет в живых.

Если вы осознаете, чем рискуете, вы больше контролируете себя. «Шкура на кону» становится фильтром, благодаря которому вы понимаете, что важно, а что нет. Пилот, не справившийся с управлением, забирает жизни людей, но и лишается своей. Этого не происходит с власть предержащими. Навязывать риски другим и не платить за ошибки — вот суть их существования. Есть исключения – римские императоры, которые инициировали войны, но и сами шли в сражения, то есть брали ответственность за свой народ, хоть и сокращали себе жизнь. Другой пример — королевская семья в Британии: в 1982 году принц Эндрю участвовал в Фолклендской войне, облетая на вертолете горячие точки. Риск в обмен на социальное возвышение — условие, которое делает лорда лордом.

И все же чаще верхушка ищет способы отдалиться от последствий своих действий. Этим целям отвечает и бюрократия. В таком случае, может быть, нужна децентрализация системы? Что, если людей, которые принимают решения и не зависят от последствий, свести к минимуму? Как показывает практика, система без четкого механизма ответственности разрушается и … самовосстанавливается.

Пример. В 2008 году банки потерпели крах из-за большого количества ассиметричных и скрытых рисков. Сбой тут же признали «черным лебедем». Тем не менее, банкиры получили хорошие дивиденды за счет простых налогоплательщиков. После случившегося представители бизнеса, готовые к риску, примкнули к хедж-фондам, организациям, независимым от государства. Владельцу такой структуры есть что терять: он держит в фонде 50% своих активов, и если что-то идет не так, рискует не меньше собственных клиентов.

Достигая симметрии

Почти 4000 лет назад для установления организованного взаимодействия между людьми на стелле центральной площади Вавилона появились так называемые законы Хаммурапи — древнейший правовой памятник. Один из законов гласил: «Если дом, который построил мастер, упал на хозяина и убил его, строителя ждет казнь». Правило «око за око» также следует из закона Хаммурапи. Однако цель этого свода правил не множить зло, а защищать людей, которые могут стать жертвой чужой халатности и безответственности.

Широко известное «золотое правило» гласит: «Поступайте с другими так, как вы хотели бы, чтобы поступали с вами». Тем не менее установка: «Не поступать с другими так, как вы не хотели бы, чтобы другие поступали с вами» более верная. В этом случае вы не навязываете свои представления о том, что такое «хорошо», другому человеку.

Есть еще один принцип — категорический императив Канта, который заключается в следующем: поступай так, как будто твой шаг относится к поведению любого человека в любых обстоятельствах. Однако у такого подхода есть существенная проблема: он масштабен, а смешивать микро- и макроуровень опасно.

Риск побуждает к действию

Когда человек ставит свою шкуру на кон, он становится сосредоточеннее. Чтение пунктов, написанных в банковском договоре мелким шрифтом, уже не будет казаться излишним, если вы не хотите остаться без накоплений. Водитель проверит исправность автомобиля перед поездкой, а летчик — воздушное судно. Так оба удостоверятся, что все в порядке. Риск обостряет наши чувства, мы быстрее принимаем решения и действуем активнее там, где в обычном состоянии предпочли бы отложить дела на потом. Приоритетным становится понятие чести. Это значит, что у вас есть принципы, которыми вы не поступитесь ни при каких обстоятельствах и не допустите, чтобы другой человек пострадал из-за вас. Наличие чести подразумевает, что вы будете делать то, что соответствует вашим убеждениям в любом случае, какие бы последствия это не влекло за собой. Известные культурные деятели гибли на дуэлях, так как не могли допустить позора своей чести. Другой пример — ремесленники. Они работают в большей степени не ради денег. Им важно искусство. Они не могут продать вам некачественный товар, это будет удар по их гордости и самооценке.

Стоящие советы дают те, кто ест своих черепах

Есть такая древняя поговорка: кто ловит черепах, тот и должен их есть. Легенда гласит: однажды рыбаки наловили черепах, но те оказались специфическими по вкусу, и ловцы решили скормить их случайному прохожему. Им оказался бог Меркурий. Он быстро раскусил замысел рыбаков и заставил их и самих съесть то, что они предлагали другому. Иными словами, когда кто-то советует вам, как поступить, и при этом говорит «так будет лучше для тебя», бегите от него подальше. В большинстве случаев, вам может быть хуже, только советчика это уже не коснется. Этой привычкой грешат профессиональные агенты, задача которых продать вам товар или услугу, зачастую против желания клиента. Как известно, товар хвалят, когда хотят его сбыть.

В этой связи возникает вопрос: Насколько должна быть осведомлена каждая из сторон, заключающая сделку?Еще древний философ-стоик Антипатр считал, что покупатель и продавец должны быть одинаково информированы. Этика, по его мнению, важнее закона. Современный мир также выступает за прозрачность. Примером симметрии в сделках можно назвать шариат. Эти религиозно-правовые нормы предполагают, что стороны, заключающие сделку, должны находиться в неведении о ее последствиях, результат должен быть в равной степени им неизвестен. Когда кто-то из участников соглашения знает, к чему ведет решение, закон шариата нарушается. Если продавец точно в курсе, что товар бракованный, он не должен его продавать.

Еврейский талмуд также предполагает прозрачность. Завышение цены равнозначно обману. Учитывается даже намерение: решили установить определенную цену, но в итоге продали продукт дороже? Опозорили себя. При этом к чужакам это правило может не относиться, а вот своих обманывать стыдно. Корни такого поведения идут из Древнего Рима. Тогда брак с чужеземцем (варваром) лишал гражданина Рима прав в своей стране.

Масштабирование, то есть рост количества «своих», ведет к конфликту интересов. Гораздо продуктивнее для сообществ выстраивать отношения друг с другом, а не смешиваться и расширяться. Талеб уверен: политические системы более жизнеспособны, когда формируются от частного к общему: снизу вверх. Объединение людей разных вероисповеданий, культур и мировоззрений — идея утопическая. Убежденность в неправоте народов, которые хотят сохранить собственную идентичность — любимое занятие интервенционистов (людей, которые ничем не рискуют). На самом деле, если племена обособить, они смогут мирно сосуществовать.

Контрасты поведения

В крупном городе, где вас никто не знает, вы будете вести себя иначе, чем в небольшом поселке. К «чужим» в мегаполисе относятся в соответствии с общепринятыми этическими правилами. В небольшом поселении ориентируются на собственные ощущения, поэтому тут чаще помогут соседу, даже если плохо относятся к его родственникам. Этика проявляется на локальном уровне.

Интересны и наблюдения за людьми, живущими в коллективе. Они ставят общие интересы выше своих. При этом, в глубине души каждый хочет единолично получать блага от пользования общими ресурсами, при условии, что остальные от них воздержатся. В этом заключается слабое звено социализма. И даже несмотря на эти обстоятельства, считать частное владение единственным способом существования общества в корне неверно. Американский политолог и экономист Элинор Остром выдвинула теорию общин и доказала, что общественными ресурсами без стороннего регулирования может управлять ограниченная в размере группа людей. Любопытно, что они могут поделиться чем-то на свое усмотрение и одновременно не отдать что-то другое. Из это следует, что само понятие «общественное благо», как и «индивид», сильно размыто.

Распределение риска как условие сосуществования группы

В Новом Завете есть запись о путешествии святого Павла, перевозившего товары на корабле. Внезапно наступивший шторм заставил моряков выбросить за борт несколько мешков пшеницы, иначе судно могло пойти ко дну. Убытки взяли на себя все собственники товаров, а не только владелец пшеницы. Таким образом, то, что расходуется ради общего блага должно и возмещаться совместными усилиями.

Асимметрия медицины

В среднем, работу медицинских сотрудников оценивают по показателям выживаемости пациентов за 5 лет. Этим фактом, а также желанием избежать судебного разбирательства подчас обусловлен и выбор лечения. Врачи переносят долгосрочный риск в будущее: лучше они сделают хоть что-то для больного, чем бросят ситуацию на самотек. При этом польза от мер, принятых врачом, для самого пациента может быть неочевидна. Возможно, если болезнь умеренная, лучше и вовсе отказаться от активного лечения. Как показывает практика, вся фармацевтика работает для умеренных, а не тяжелобольных пациентов. Именно их стимулируют покупать больше лекарств.

Власть меньшинства

Нельзя прогнозировать поведение сложных систем по ее отдельным элементам. Другими словами, по одному муравью вы не сможете сделать вывод о функционировании целого муравейника. Только изучая сам муравейник, вы будете способны выявить закономерности. Взаимодействие между частями целого – вот, что важно. В таком взаимодействии есть определенные правила. Известно, что даже 3-4% населения, занявшие определенную позицию, уже способны влиять на установки других людей.

Пример. Производители в США часто ставят на продукты отметку «Кошерная еда» или «Халяль». И хотя население Америки, потребляющее исключительно такую продукцию, не превышает 0,3%, на поверку оказывается, что практически все съестные товары в магазинах промаркированы таким образом. Дело в том, что так проще. Человек, который ест только такую пищу не выберет что-то другое, остальным эти уточнения безразличны, они берут все подряд. Для многих в США и ЕС подобные маркировки считываются как показатели «органических» продуктов. При этом сторонники ГМО ошибочно ориентируются на большинство при продвижении своих идей. Достаточно выборочных потребителей, не притрагивающихся к генномодифицированным продуктам, чтобы большая часть населения отказалась от их потребления.

Если применить этот принцип к другим сферам, то выходит, что человек с моральными устоями не станет совершать противозаконных действий, в то время как правонарушитель может и не преступать закон, когда посчитает нужным. То есть люди делятся на категоричных (меньшинство) и гибких (большинство). И здесь есть важный момент: если категоричные люди живут сообществом, все вместе, то господство меньшинства не проявляется. Но если такие люди разбросаны по территории, где преобладают «гибкие», то большинство начинает им подчиняться. Меньшинство устанавливает правила. Большая доля запретов происходят из-за одного или нескольких мотивированных активистов. Общепринятые нормы морали на протяжении веков предписывают различные ограничения. Все они ультимативные: «черно-белые». «Немножко» прелюбодействовать невозможно, как и нельзя «слегка» украсть.

Меньшинство правит и на рынке ценных бумаг. Цена здесь зависит не от всех участников, а только от самого активного продавца и упрямого покупателя. Так же, как рынок — не сумма участников, наука — не совокупность мыслей ученых. Эти области ассиметричны.

Опровергнутая теория перестает считаться верной. Тут не может быть консенсуса.
Меньшинство совершает революции, а любой рост (например, экономический) также происходит из-за действий малочисленной группы людей. Иными словами, развитие общества происходит не по итогам голосований, собрания ученых или поступков большинства. Для решающего шага вперед достаточно, чтобы кто-либо из «категоричных» людей поставил «шкуру на кон» и повел за собой других.

Современное рабовладение: секреты лояльности

Представьте, что вы — хозяин небольшой судоходной компании. В какой-то момент, вы понимаете, что классические отношения работодателя и работника уже неактуальны, намного эффективнее взаимодействовать с подрядчиками. Вы нанимаете капитана по имени Иван, с которым заключаете соглашение на несколько рейсов. На следующий день у вас запланирован маршрут круиза, большинство билетов распродано. Накануне вечером вам звонит Иван и сообщает, что он вместе с напарником получил предложение от олигарха управлять его яхтой в день рождения. Щедрый бизнесмен покроет расходы Ивана на штраф, предусмотренный контрактом с вами. Вы в шоке, но найти другого капитана за такой короткий срок маловероятно. Размышляя над проблемой, вы начинаете думать, что если бы между вами и Иваном был заключен бессрочный трудовой договор, он никогда бы так не поступил.

Подрядчик, в отличие от наемного работника, обладает свободой. Конечно, те, с кем вы связаны трудовым договором, обходятся дороже. Вы обязаны платить им, даже если нет работы. И все же, вы покупаете их лояльность. Риск работника будет выше риска подрядчика, а значит, первый менее к нему склонен. Он, как прирученный зверь, останется в клетке. Даже увольняясь, он позаботится о том, чтобы его репутация перед новым работодателем оставалась незапятнанной.

До 1990-х годов в США для лояльного работника важно было оставаться частью компании. Он не представлял себя вне ее. Компания, в свою очередь, обещала держать сотрудника в своих рядах до пенсии. Так было до момента, пока крупные организации существовали на протяжении долгих лет. Позже пошла волна сокращений. И брошенные «люди компании» оказались не приспособленными к новой жизни. Сегодня у сотрудников популярно новое убеждение — они должны оставаться востребованными не только в своей фирме, но и у других потенциальных работодателей. Это накладывает определенные рамки. Теперь такие служащие зависят от индустрии, и хотят стать хорошими для всех.

Очевидно, что для фирмы работник более ценен, чем для рынка. По мнению экономиста Рональда Коуза, организовать компанию и четко прописать обязанности нанятых работников – выгоднее в финансовом плане, чем заключать договоры с подрядчиками (так вы каждый раз не тратите деньги на юристов, заверяющих контракт). Таким образом, работник становится инструментом управления рисками: если что-то идет не так, спрашивают в первую очередь с него.

Чтобы надолго заполучить лояльного сотрудника, компании возводят его в статус экспата. То есть, направляют своего представителя вместе с семьей в офис за границу. Там он продолжает вести бизнес, при этом временно повышает свой уровень жизни, получая высокую зарплату и пользуясь привилегиями компании: казенным жильем и транспортом. Конечно, находясь вдали от головного офиса, он тревожится о том, как высокое начальство оценивает его работу. Когда командировка заканчивается, сотрудник просит новое направление, ведь на родине он возвращается к среднестатистической зарплате и стандартным условиям жизни. Психологически человек становится зависим от своего работодателя, стремится ему угодить. Теперь начальник может быть спокоен — если что, подчиненный всегда будет на его стороне.

Образно говоря, собака, еще будучи щенком попавшая к человеку, будет служить ему, а за это получать ночлег и пищу. Но, случись что, без хозяина она долго не протянет. Безусловно, и свобода таит в себе риски. Но дикий волк привык выживать. Поэтому те, кто проработал в одной компании долгие годы, лишившись места, с трудом могут начать все заново.

Пример. После бизнес-школы Талеб продолжил обучение в банке. Здесь он впервые столкнулся с типом людей «волки среди собак». Они были двух видов:

  1. Агент по продажам. Важный для бизнеса сотрудник. Уволив его, фирма делала большой подарок конкурентам, так как он уносил с собой клиентскую базу.
  2. Трейдер. В его приоритете были доходы и расходы компании.

Влиять на деятельность этих свободолюбивых ребят можно было только в случае, если они не приносили компании прибыль, в остальном контролировать их работу было практически невозможно. Об их успехе судили по последней проведенной сделке. Трейдеров старались отделить от «нерискующих» коллег. Они часто позволяли себе нецензурно выражаться, демонстрируя тем самым свою власть. Вообще, мат на работе может быть как признаком малообразованности, так и чертой свободного человека. Есть мнение, что хорошие манеры были созданы для усмирения людей среднего класса. Нарушение правил должно быть для них неприемлемым, а значит, таких людей проще приручить.

Когда есть, что терять

То, без чего вы не можете обойтись, говорит о вас больше, чем все, что вы имеете или не имеете. Вы становитесь более хрупким, когда приближается перспектива больших потерь. Так, взобравшись высоко по карьерной лестнице, вы начинаете болезненно реагировать на любой проигрыш человеку с низшей ступени. Серьезная должность на госслужбе при всей своей кажущейся могущественности делает вас уязвимым. Например, вы теряете права на простые человеческие слабости и в некоторой степени становитесь рабом. Что поделать, положение обязывает.

Диктатору, в отличие от рабов-чиновников, не нужно чье-либо одобрение своих действий. В этом смысле президент России Владимир Путин выглядит свободно, внушительно и авторитетно на фоне многих других государственных деятелей современности. Другое дело, что раньше диктаторы «ставили шкуру на кон» для укрепления позиций своей страны, а сегодня они понимают, что век их правления короток и используют время у власти преимущественно для собственной выгоды. Пример — королевская династия Саудовской Аравии.

Если существование человека зависит от того, как его успехи будут восприняты начальством, к принятию ответственных решений, подразумевающих серьезный выбор, его лучше не допускать. Такой работник привык следовать указаниям сверху. Он, как правило, не будет делать то, что не входит в его обязанности, и в случае чрезвычайной ситуации, когда потребуется инициатива, может войти в ступор.

Пример. После теракта во Всемирном торговом центре США, когда стало понятно, что корни терроризма находятся в Саудовской Аравии, бюрократы решили лучше вторгнуться в Ирак, чем трогать саудовское королевство и навлечь проблемы с нефтью. Стоило тогда поставить «шкуру на кон», и история вершилась бы совсем в ином ключе.

 

Свобода в несвободе

Представьте, что вы работаете в компании, которая скрывает от своих клиентов вредоносные свойства продукции. Если вы решаете открыть общественности глаза на этот факт, то должны понимать риски, с которыми столкнетесь. Заявляя о проблеме во всеуслышание, например, через прессу, можно остаться незамеченным в информационном потоке. При этом заинтересованные люди захотят очернить вашу репутацию, чтобы ваши слова выглядели как намеренная ложь. Не исключено, что ваша честность навредит близким и поставит под удар будущее вашей семьи. Не зря для крупных организаций наличие семьи у работника становится плюсом — на человека с женой и детьми проще воздействовать. Вдобавок на семейном человеке с большей вероятностью висит ипотека и другие кредиты, которые он должен выплачивать. Это основательно привязывает его к работодателю. Факт остается фактом: этический выбор между интересами близких и общественным благом — нерешаемое уравнение.

Вспомните: практически все супергерои, спасающие мир, — несемейные люди. В то же время, безбрачие в долгосрочной перспективе означает, что герой, выбирая свой путь, лишает себя потомства. Может финансовая независимость ведет к неуязвимости? Увы, нет. По идее, такой человек не обременен материальными обязательствами перед кем бы то ни было, и может поступать по совести. Но в реальности подобные люди — большая редкость. Возможно, неуязвим тот человек, у которого вообще нет друзей? Террорист, который взрывает себя в общественных местах, считает себя безнаказанным. Его нужно удерживать от подобных трагических шагов, «ставя на кон шкуру» других людей. Например, накладывать финансовые обязательства на его семью, или иным образом показывать последствия его действий.

Рисковать, чтобы стать настоящим

Иисус Христос следовал принципу «шкура на кону», он рисковал ради других и самозабвенно отдал жизнь. Именно его человеческая сущность делает его настоящим и показывает нам, что божественное доступно смертным.

Почему Дональд Трамп привлекателен для своих избирателей? Он настоящий со своими недостатками. Он сам рассказывал избирателям о том, как терял деньги и становился банкротом. Конечно, поступая так, он хотел снизить градус неприязни к себе, но, тем не менее, для обывателя его неудачи, как шрамы на шкуре, которую Трамп все же ставил на кон. Человек, который заработал свои раны в бою, всегда привлекательнее тех, кто отсиделся в тылу.

Псевдоинтеллектуальность как примета времени

Талеб считает, что в 20-м веке появился новый тип человека — «интеллектуальный идиот». Вот его характерные черты:

  • непонимание мотивов поведения других людей. Особенно, если это, приезжие из небольших населенных пунктов;
  • приклеивание ярлыка «необразованные» тем, кто совершает поступки исходя из собственных приоритетов, неведомых идиоту;
  • одобрение угодных ему политических процессов словом «демократия», а неугодных — словами «тирания» или «популизм»;
  • неприятие концепции «шкура на кону»;
  • поиск аргументов для своих суждений из готовых статей и конференций, козыряние поверхностными знаниями.

Лабиринты неравенства

Люди проще переносят неравенство с признанными гениями: талантливыми писателями и учеными, чем с разбогатевшими людьми, не обладающими сверхспособностями — предпринимателями, олигархами, телеведущими и так далее. Пережить их успех психологически трудно, ведь, по сути, они такие же люди, как вы. Можно восхищаться Пушкиным или Эйнштеном, но вряд ли кто-то запишет себе в кумиры Абрамовича. Люди завидуют представителям своего же класса: пекарь пекарю, воин воину, но никак не богачу.

Талеб выделяет два вида неравенства: статическое и динамическое. Статическое — нечто вроде моментального снимка, который не содержит информацию о будущем. Вы получаете данные о том, что происходит сейчас, или происходило в прошлом. Например, узнаете, что только 10% из 500 самых богатых людей были таковыми 30 лет назад.

Динамическое неравенство опирается на уже произошедшее и дальнейшее развитие событийДостичь его, просто делясь с бедными, не получится. Равенство в обществе может появиться только, если богатые поставят «свою шкуру на кон» и рискнут потерять свои состояния, а бедные при этом получат шанс стать богаче. Например, люди в течение жизни будут переходить из одной экономической группы в другую. Год вы менеджер, а год олигарх. Как правило, этого не происходит, так как само государство защищает обогатившихся персон и не дает им скатиться вниз. А если кто-то не сдает позиций, другие не могут претендовать на нечто большее.

«Эффект Линди»

В Нью-Йорке есть ресторан Lindy. Представители творческих профессий, собиравшиеся там, выявили интересную закономерность: оказывается, спектакли Бродвея, которые продержались в репертуаре дольше 100 дней, продержатся еще 100 дней. Если спектакль идет 200 дней, то можно ожидать, что он будет популярен еще столько же. Это и есть «эффект Линди». Чтобы понять его суть, примите за основу, что хрупкость — это неустойчивость в беспорядке. Так, хрустальная ваза будет чувствительна к толчкам и неумелым рукам, которые ее берут. Ей необходимо спокойствие вместо непостоянства, ваза хрупка.

Время — хаос, а выживание — противостояние этому хаосу. Значит время и есть главный судья всему, что происходит в мире. Сегодня успех может прийти к кому угодно, но только время расставит все по местам. Что выживает, то и определяется как неуязвимое, если в процессе попадало под пагубное воздействие и устояло, а не существовало в «тепличных условиях». С течением времени вещи могут стареть и исчезать, либо изменяться под воздействием риска и непредвиденных событий.

Свойства Линди проявляются, например, у книг. Бумажный носитель портится, но сама суть, содержание книги не стареет. Если провести аналогию с экспертами по разных вопросам, то ни один такой специалист не может быть истиной в последней инстанции, со временем становится понятно, кто из них прав и в чем, для этого не нужно искать эксперта по экспертам. То же самое касается и тех, кто пытается оценивать ваши действия. Взгляд со стороны имеет значение только в одном случае: если оценивают вас будущего, а не нынешнего.

Игры ученых

Оценки коллег особенно популярны в научном сообществе среди специалистов социальных наук. Говорить глупости в макромасштабах выгоднее, чем в микро-, так как во втором случае вас проще уличить в неправоте. Достаточно собрать десяток ученых и произнести речь, которая понравится коллективу, чтобы это стало «коллегиальной оценкой». На самом деле, вашим выступлением всего лишь осталась довольна группа людей, чье мнение весомо, но только здесь и сейчас.

Что касается экономических знаний, то они построены преимущественно на теориях, которые выдумали сами экономисты. Зачастую они не выдерживают серьезных дискуссий о глубинной сути исследований. Так, автор книги «Капитал в 21 веке» француз Тома Пиккети берет за основу теорию, которая не имеет ничего общего с действительностью. При попытке Талеба обсудить нестыковки, ученый муж просто переводит тему разговора.

Если научная публикация становится средством к повышению статуса автора, не стоит придавать ей большое значение. И, напротив, тот, кто пишет работу, отдавая себе отчет в некоторой доли риска (материального или репутационного), может выдать что-то стоящее. Как очистить науку от желающих нажиться на ней? Есть очень простой фильтр: заставить этих людей устроиться на любую другую работу, а исследования оставить как хобби.

Вообще, все идеи могут быть полезными и бесполезными. Только та идея, которая помогает людям выживать, проходит испытание временем. Пример тому — суеверия. Они защищают людей, которые в них верят.

Прислушайтесь к своей бабушке

Как правило, советы бабушек верны в 90 случаях из 100, в сравнении с ними рекомендации психологов работают значительно хуже.Немногие идеи древности прошли «фильтр Линди» и в наши дни подтвердились психологией.

Вот некоторые из них:

  • Когнитивный диссонанс. Истоки: басня Эзопа о лисице и винограде. Лиса не смогла дотянуться до виноградной лозы и бросила попытки, уговорив себя тем, что плод еще зеленый.
  • Неприятие потерь. Тит Ливий и Сенека высказывали мысль, что люди испытывают от приятных событий не такие сильные эмоции, как от свалившихся несчастий.
  • Via negativa (негативный путь). Что такое «плохо» нам понятнее, чем, что такое «хорошо». Энний считал, что все положительное сводится к отсутствию отрицательного.
  • Шкура на кону. Согласно арабской поговорке, нет лучшего средства от зуда, чем собственные ногти.
  • Антихрупкость. Цицерон был уверен, что в счастье и в несчастье человек становится наиболее уязвимым.

Разрушители стереотипов

Если вам нужно выбрать врача по внешности, обратите внимание на того, чей образ меньше всего соответствует имиджу медицинского работника. Как правило, такие люди, при условии, что они достигли карьерных высот, дополнительно потратили силы на то, чтобы отстоять свое право выглядеть, как они хотят. Реальность проведет естественный отбор и непрофессионалы канут в Лету, жизнь не смотрит, кто во что одет. Настоящий преступник или шпион никогда не смотрится, как преступник и шпион. Те же, кто говорит и выглядит стереотипно относительно своего рода деятельности, зачастую неглубокие люди.

Знания, которые нужны для реальной жизни не всегда идут рука об руку с высоким интеллектом и широким кругозором их носителя.

Пример. Один человек начал всерьез продавать древесину, выкрашенную зеленой краской и разбогател. Об этом Талебу рассказал раздосадованный предприниматель, который прогорел, хотя именно его бизнес был связан с настоящим зеленым лесом, то есть свежеспиленными деревьями.

Верно и другое утверждение: люди, которых просто понять, как правило, говорят полную ерунду.

Пример. Студентов попросили угадать, кто зарабатывает больше: человек с внешностью и манерами инвестиционного менеджера (дорогие часы, костюм) или человек, выглядящий как сапожник, неспособный четко выразить свою мысль. Оказалось, что второй владел многомиллионным состоянием, а первый вообще не был богат.

Игра наоборот

Бизнес-план — не главное условие успешного бизнеса. Такие крупные организации, как Facebook, Google и другие, появились не благодаря привлеченному капиталу, а из-за фанатизма создателей, готовых рисковать. Содержание всегда важнее формы. И все же, чтобы казаться более значимыми, некоторые категории людей придумывают себе внешний антураж. Без него они кажутся себе не такими внушительными. Усложнение выглядит солиднее. Вообще, люди, которые в силу жизненного опыта и образования, привыкли искать сложные решения, будут навязывать их и другим. Они точно знают, что их поощрят за комплексный взгляд на проблему, а стимула искать простое решение у них нет.

Богатые люди — мишень для манипуляций

Большинство богачей со временем теряют способность делать собственный выбор. Теперь он основывается не на личных предпочтениях, а на том, что навязывают другие. На каждого человека, готового платить, всегда найдется кто-то, готовый сбыть ему дорогую услугу или товар. Проголодавшись, представитель среднего класса вполне может зайти в Макдональдс и съесть обычную булку с мясом, а богач пойдет в мишленовский ресторан, потому что его убедили, что любое сложносочиненное блюдо, типа фуа-гра, по многим параметрам качественнее. Сложное всегда кажется более привлекательным и выше оценивается. Вокруг богатых всегда вертятся эксперты и консультанты по всему на свете: здоровью, питанию, имиджу.

Некоторые обеспеченные люди предпочитают не съезжать из небольших квартир в огромные загородные дома. Простор начинает давить на психику, когда человек остается в особняке один на один со своими мыслями. Богатство накладывает свой отпечаток и на личное общение. Роскошью не хвастаются. Наверняка вы с большим удовольствием позавтракаете с человеком, равным по статусу, чем с тем, кто превосходит вас. Равный вклад в общение и свобода от статусных признаков — условие успешного взаимодействия.

Карманный враг

Словесные угрозы не так эффективны, как предупреждения действиями. Общество ассасинов (секта, аффилированная с шиитским исламом) строила свою деятельность на контроле людей без насилия. Всыпав яд в пищу врага, они предупреждали его об этом, тем самым показывая, что могут сделать с ним все, что угодно и в любой момент. И единственный способ избежать расправы — согласиться на условия секты. Интересно, что в военных операциях запугивание исходит от обеих сторон, склонных преувеличить число жертв, чтобы произвести впечатление на противника. Современные технологии позволяют находить более изящные способы устрашения неприятелей. Например, фото- и видеосъемка. Попробуйте сделать замечание человеку, гуляющему с собакой в неположенном месте, вряд ли он вас послушает. Но стоит вытащить из кармана мобильный телефон и начать фотографировать, и того как ветром сдует.

Новости–перевертыши

Талеб участвовал в большой дискуссии с будущим премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. Они говорили на разные темы, но в тот день в СМИ появилась только одна цитата Талеба о глобальном потеплении, которая была неверно интерпретирована и вовсе не отражала суть беседы. Талеб был возмущен: читатели не узнают, что разговор на встрече касался совсем других вещей.

Когда фраза вырвана из контекста и получает неверную интерпретацию, появляется «чучело», то есть ложь. В древности клеветника наказывали так, как будто он сам совершил то, в чем обвинил другого. Тиражирование неправды должно лишать солгавшего доверия общества. Другой путь — доброжелательность — предполагает, что вы вникаете в чужие слова, словно это вы их произнесли. Журналист часто перестает быть посредником между читателем и ньюсмейкером. В историю уходят непопулярные высказывания публичных людей на актуальные темы. Сегодня есть две мишени для критики: сказанное и имевшееся в виду. Сказанное проще выдать за сенсацию, имевшееся в виду критиковать сложнее, ведь для этого надо глубоко знать тему.

Эксплуатация добродетели

Сегодня человек рассуждает о равноправии в обществе, а завтра может спокойно нагрубить продавцу в магазине. Юноша из богатой семьи, рассказывающий о классовых привилегиях, вряд ли добровольно уступит свое место в Гарварде парню из бедной семьи. Объясняя свою позицию, он наверняка скажет, что мечтает видеть других в таком же хорошем положении, как и он, но для этого надо изменить систему. Однако системы в которой один не может помочь другому, потому что вокруг никто не помогает, не существует. Отсюда вывод: несовпадение интеллектуальной позиции и образа жизни человека обесценивают не его образ жизни, а его позицию. И если ваши поступки противоречат вашим общим идеям, у вас нет общих идей. Если продавец определенной марки телефона предлагает вам его приобрести, но сам при этом пользуется другой моделью, это явный сигнал двойных стандартов.

Люди, которые громко выкрикивают лозунги об окружающей среде, обездоленных слоях населения или дискриминации меньшинств, в большинстве случаев выставляют напоказ свою добродетель с корыстной целью. По-настоящему благородные поступки совершаются незаметно для окружающих. Часто отчисления в благотворительные фонды становятся своеобразной индульгенцией для публичных людей. Именами благотворителей называют улицы, здания, тем самым увековечивая их память. На самом деле быть добродетельным — означает проявлять сочувствие не только тем, кому сопереживают все, но и к тем, кем пренебрегают.

Искажение истории

Для обывателя история состоит из наиболее ярких событий, которые выделяются на общем фоне. Если судить по историческим книгам, то создается впечатление, что главные события в истории –– это войны. На самом деле такое мнение предвзято. Причин тому несколько:

  1. В оценке прошлого положительным результатам уделяется больше внимание, чем отрицательным. То, что сработало, интереснее того, что не получилось.
  2. Авторы подобных работ, как правило, — гуманитарии, они не видят разницы между частотой происходящего и его выдающимися характеристиками. Так, в промежутках между крупными войнами наступало «стабильное» время, однако в эти периоды также происходили конфликты, но они урегулировались незаметно для населения. Мнение, что войны кончались, и люди жили дальше мирно — ошибочно.
  3. Реальная жизнь обычных людей не приоритетна. Историки изучают преимущественно «жареное»: международные отношения и конфликты, а не сотрудничество и взаимодействие простых граждан.
  4. Прошлое многократно и пристрастно переоценивается. К рассказу об определенном событии раз от разу прибавляются новые подробности.

Историческая работа без контекста, в котором происходило событие, приводит к искаженному восприятию. Так как авторы исторических книг, как правило, черпают знания из архивов и ранее написанных книг, а не из собственных наблюдений, они не застрахованы от обобщений и выводов, далеких от правды.

Религия как способ выживания

Значение слова «религия» видоизменяется в зависимости от культурной принадлежности. Сегодня протестанты отделяют религию от обрядовости и закона, в то время как для православных и католиков ритуалы имеют большое значение, буддисты же воспринимают религию как философию.

Вера без физической жертвы — относительно новая идея. В язычестве люди приносили жертвы богам. Христианство отказалось от жертвоприношения, так как Христос искупил собственной кровью грехи людей, то есть, принес в жертву себя. Современные христиане не борются за теократию, а живут в политических режимах и пользуются благами цивилизации. Когда на Папу Римского Иоанна Павла совершили покушение, его отвезли в больницу, а не в церковь. То есть, по сути, он действовал так, как поступил бы любой человек, вне зависимости от того, верующий он или атеист.

Как же понять религиозно ведет себя человек или нет? Точно не по внешним атрибутам веры. Нужно провести аналогию: а как бы поступил в такой же ситуации атеист? Как правило, тот, кто считается атеистом в делах, на словах религиозен, а у истинно религиозного человека поступки не расходятся с убеждениями. Нужно смотреть, чем человек рискует, поступая тем или иным образом. Точно так же, если вы хотите узнать отношение человека к бренду или отдельным товарам, не нужно спрашивать у него об этом, судите по тому, на что он тратит деньги.

Наука до сих пор не знает ответов на многие вопросы. А религия и суеверия помогали человечеству выживать на протяжении веков. Суеверия указывают на то, как управлять рисками. Люди выживают благодаря этим явлениям, и их «терапевтический эффект» нельзя недооценивать. То, что помогает выжить — рационально. И наоборот, все, что мешает выживанию — иррационально.

Закономерности принятия рисков

Если выкуривать одну сигарету в год, риск для здоровья будет ничтожно мал. Курение станет смертельно опасным, если за год следовать этой привычке несколько тысяч раз. Представьте, что одновременно вы любите раз в неделю прыгать с парашютом, выпить алкоголя за ужином, и до кучи обожаете быструю езду на автомобиле. Это означает, что вы серьезно укорачиваете себе жизнь, несмотря на то, что все эти действия в отдельности не сильно ее меняют. Иными словами, происходит повторение рисков и страх происшествий становится рациональным. Вы можете думать, что рисковать единожды — безопасно, а значит, повторить такой риск тоже не страшно. Но провал становится наиболее вероятным, когда вырастает количество провоцирующих действий. При этом избежать или уклониться от риска совсем — невозможно.

На семинаре Талеб поинтересовался у присутствующих, что самое ужасное может с ними случиться. Большинство ответили: смерть. Однако после уточняющих вопросов выяснилось, что самый худший сценарий — это не само окончание жизни, а вкупе с этим потеря близких и друзей, то есть гибель не единичного человека, а целого коллектива. Если представить обобщенную градацию живых существ по значимости в виде перевернутой пирамиды, то вверху разместится экосистема и только в самом низу отдельный человек. Иными словами, жизнь одного индивида ограничена во времени, но существование человечества должно быть безграничным. Если бы люди жили вечно, случайность или неспособность приладиться к среде могла стереть их с лица Земли. В реальности геном человека из поколения в поколение приспосабливается к окружающей среде для выживания. Поэтому благоразумным будет считаться поступок, когда один человек проявляет храбрость и спасает нескольких людей.

Заключение

В своей книге Нассим Талеб определяет понятие «шкуры на кону» как способность рисковать и нести ответственность за свою жизнь и жизнь сообщества. Навязывать риски другим и не платить за ошибки — излюбленное занятие властей. Они отдаляются от последствий своих действий. Один из способов прикрытия для них — бюрократия.

Если вы осознаете, чем рискуете, вы больше контролируете свою жизнь. «Шкура на кону» становится фильтром, который отсеивает главное от второстепенного. Слушайте рекомендации и советы только тех людей, которые сами им следуют.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *