Перейти к контенту →

Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. Пол Экман. Краткое содержание

Как понять, что вам лгут

В жизни очень часто встречаются ситуации, когда распознать ложь крайне важно. Например — когда речь идет о правосудии. Нераскрытая ложь в кабинете у следователя или в зале суда может привести к катастрофическим последствиям: невиновный будет осужден, а настоящий преступник останется на свободе. Не менее важно выявить обман и в деловых переговорах. Это поможет обрести надежных бизнес-партнеров и, наоборот, избавиться от мошенников и аферистов.

Вовремя распознавший ложь работодатель не возьмет в штат нерадивого сотрудника. А добросовестный и честный работник — не свяжет свою судьбу с не очень стабильной компанией.

Бестселлер психолога Пола Экмана адресован всем тем, кто не хочет быть обманутым. Тем, кто заинтересован в разоблачении лжи: политикам и бизнесменам, врачам и юристам, психологам, педагогам, менеджерам, домохозяйкам, всем, кто не хочет становиться жертвой обмана и психологических манипуляций в профессиональной и личной жизни.

Какие формы лжи существуют? Как выявить обман? По каким признакам отличить ложь от сильного волнения? Ответы на эти и многие другие вопросы — в этой книге.

Биографическая справка

Пол Экман — американский психолог, профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, специалист в области психологии эмоций, межличностного общения, психологии и «распознавания лжи». Консультант популярного телесериала «Обмани меня» («Lie to me»), а также прототип его главного героя, доктора Лайтмана.

Основные формы и разновидности лжи

Итак, для начала автор предлагает разобраться, какие формы и разновидности лжи существуют.

Формы лжи

Экман выделяет две основные формы лжи:

— умолчание;

— искажение.

Умолчание — когда лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложной.

Например, в случаях, когда врач не сообщает пациенту о том, что его болезнь смертельна, или полицейский не ставит подозреваемого в известность о том, что его беседы с адвокатом прослушиваются. В таких случаях никакой ложной информации не передается.

Искажение — это сообщение заведомо ложной информации. При искажении лжец предпринимает некие дополнительные действия — он не только скрывает правду, но и предоставляет взамен ложную информацию, выдавая ее за истинную. Например, соискатель на ту или иную должность хочет ввести администрацию в заблуждение относительно своего предыдущего опыта работы по предлагаемой специальности. Здесь простого умолчания недостаточно. Придется сфабриковать подходящий послужной список, приписать себе несуществующие способности и качества и т.п.

Разновидности лжи

Помимо основных форм, существует множество разновидностей лжи. Автор называет некоторые из них, которые встречаются чаще всего:

— сокрытие истинной причины той или иной эмоции;

— сообщение правды в виде обмана;

— полуправда;

— сбивающая с толку увертка.

Сокрытие истинной причины эмоции

Опасаясь быть разоблаченными, лжецы очень часто испытывают сильное волнение или страх. Эти эмоции можно скрыть, замаскировать — например, с помощью улыбки. Ведь она является противоположностью всех негативных эмоций — страха, гнева, огорчения, возмущения и т.п. Улыбку предпочитают еще и потому, что благодаря счастливому выражению лица и обмануть гораздо проще.

Но можно поступить и по-другому. А именно — попытаться скрыть причину, вызвавшую эмоцию, но не саму эмоцию. То есть не маскировать волнение или страх, а заставить собеседника поверить, что они вызваны какими-то другими причинами, а не той, которую лжец пытается скрыть.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Автор приводит пример из клинической практики. Пациентка Мэри — домохозяйка, 42 года. Совершив три попытки самоубийства, попала в психиатрическую клинику. Причины — кризис среднего возраста: дети выросли и больше не нуждались в ней, муж казался погруженным в свою работу. Женщина чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Пройдя курс лечения, Мэри говорила доктору, что чувствует себя намного лучше, и просила отпустить ее домой. Однако, когда ее уже собирались выпустить, неожиданно призналась, что солгала с целью выйти из больницы, поскольку все еще отчаянно хотела покончить с собой. Прося отпустить ее домой, пациентка заметно нервничала. Если бы психиатр спросил Мэри, почему она выглядит такой взволнованной, она могла бы признаться в том, что действительно волнуется. Но скрыть истинную причину своего волнения, сказав, например: «Я очень соскучилась по родным и хочу домой, к семье». Будучи правдивой в своей эмоции, она лгала бы только о вызвавшей ее причине.

Сообщение правды в виде обмана

Есть еще одна разновидность обмана — говорить правду таким образом, чтобы в это нельзя было поверить.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

В качестве одного из примеров такой уловки Экман приводит эпизод из фильма, снятого по книге Роберта Дэйли «Принц Города. Правдивая история о полицейском, который слишком много знал». Его герой — полицейский, ставший тайным осведомителем федерального прокурора с целью добыть свидетельства преступной связи между полицией и мафией. Большинство улик он получил при помощи магнитофона, спрятанного под одеждой. И вот, наконец, герою сообщают о подозрениях в том, что он тайный осведомитель. Беседуя с одним из преступников, герой говорит: «Давай сегодня не будем садиться рядом с музыкальным автоматом, а то у меня в прошлый раз запись получилась хреновая». «Это не смешно», — отвечает собеседник. Затем осведомитель начал громко хвастать, что действительно работает на правительство, как и снующая сейчас по залу барменша, у которой микрофон спрятан под юбкой. Таким образом, полицейский выставил посмешищем своего собеседника-мафиози, нахально сказав ему правду: он действительно не мог сделать качественной записи рядом с музыкальным автоматом и действительно работал на правительство. Открыто признаваясь в этом, да еще и приплетя сюда официантку с якобы спрятанным микрофоном, герой добился того, что дальнейшие подозрения оппонента делали последнего полным идиотом. Все смеялись, подозрения мафии были сняты.

Полуправда

В этом случае правда говорится не полностью, не договаривается. Недосказанность или уход от разговора на волнующую тему позволяют обмануть, в общем-то, не прибегая ни к какой особой лжи.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

В качестве примера автор приводит сцену из романа Джона Апдайка «Давай поженимся». Муж, подозревающий жену в супружеской измене (по сюжету, у жены действительно был любовник), спрашивает ее, кого она любит.

«Я люблю тебя, — отвечает жена, — и всех голубей на этом дереве, и всех собак в городе, кроме тех, что роются в наших мусорных бачках, и всех котов, кроме того, от которого забеременела наша Лулу. И еще люблю спасателей на пляже и полисменов в городе — кроме того, который отругал меня за то, что я не там развернула машину, и я люблю некоторых из наших ужасных друзей, особенно когда выпью…»

Сбивающая с толку увертка

Преимущество этой уловки в том, что лжецу здесь вообще не нужно говорить никакой неправды. Разговор просто переводится на другую тему таким образом, что спрашивающий уже забывает свой вопрос. Или ответ на вопрос формулируется так, что из него вообще невозможно понять что-либо определенное.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Представьте себе, предлагает Экман: вы на открытии выставки вашего друга-художника. Его работы вам показались ужасными, однако, прежде чем вы успели уйти, друг подбежал к вам и поинтересовался вашим мнением. Вы не хотите обидеть своего приятеля, сказав правду. И в то же время совсем не собираетесь выражать лицемерный восторг. Возможны варианты. Экман предлагает попробовать возвышенную интонацию утонченного искусствоведа: «Джерри. Джер-ри. Ну что тут можно сказать?..» Или более обманчивым низким тоном: «Джерри, у меня нет слов…» Или что-нибудь ироничное: «Джерри… Все вокруг только и говорят об этом…»

Признаки обмана

По мнению Пола Экмана, любой из этих обманов может быть обнаружен благодаря некоторым моментам в поведении лжеца. Ошибка лжеца может либо раскрыть правду, либо только навести на мысль, что вам лгут, однако правда при этом так и останется нераскрытой. 

То есть поведение лжеца может выдать вам:

— информацию об обмане;

— правду или часть правды (утечка информации).

Информация о наличии обмана дает ответ на вопрос, лжет человек или нет, но она не открывает истины. Правда же может быть открыта лишь благодаря утечке информации.

Информация об обмане

Довольно часто вопрос, лжет человек или нет, более важен, чем вопрос о том, что именно он скрывает. А для этого вполне достаточно информации об обмане, и в утечке нет особой нужды. Правду, в случае необходимости, можно узнать и как-нибудь иначе. Например, если работодатель при приеме на работу заметит, что кандидат говорит неправду, этого может быть вполне достаточно для отказа. И уже не так уж важно знать, что именно скрывает соискатель.

Утечка информации

В ряде случаев бывает необходимо точно знать, что именно скрывают. К примеру, самого факта, что бухгалтер растратил деньги компании, может быть недостаточно. Информация об обмане в данном случае может навести на мысль, что сотрудник лжет. Это, в свою очередь, позволит задать ему прямой вопрос и добиться признания. То есть выяснить, как именно бухгалтер совершил хищение и что сделал с присвоенными деньгами. Другой пример — общение следователя с подозреваемым в ограблении. Здесь важны доказательства совершенного преступления. Значит, следователю необходимо добиться не только признания подозреваемого, но и выяснить детали преступления.

Как обнаружить обман

Обнаружить ложь непросто. Трудность заключается в том, что собеседнику лжеца приходится рассматривать единовременно слишком много информации.

Пол Экман называет основные источники информации об обмане:

— слова;

— голос;

— пластика;

— реакция вегетативной нервной системы;

— мимика.

Все эти источники могут передавать информацию попеременно или с наложением, в равной мере претендуя на внимание собеседника. Впрочем, последнему и не нужно уделять одинаково пристального внимания всему, что он слышит и видит. Не на всякий источник информации можно положиться в равной степени. Некоторые из них выдают больше, другие — меньше. Далее рассмотрим каждый из этих источников подробно.

Источник № 1: слова

Автор выделяет четыре способа, которыми лжец может выдать себя при помощи слов:

— неосторожные высказывания;

— языковые оговорки «по Фрейду»;

— тирады;

— уклончивая, полная уверток речь.

Неосторожные высказывания

Вообще лжецы склонны особенно тщательно подбирать слова. Но тем не менее многих из них выдают неосторожные высказывания. И не потому, что они не смогли выразить свою мысль как-то иначе. Просто лжец «расслабился» и не счел нужным тщательно обдумывать свою речь.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Экман приводит пример из практики главы фирмы, занимающейся подбором руководящих работников. Тот рассказал о человеке, который дважды в течение одного года обращался к ним в агентство под двумя различными именами. Когда этого человека спросили, каким именем его называть, он, «сначала называвший себя Лесли Д’Эйнтером, а потом — Лестером Дэйнтером, врал без запинки, объясняя, что сменил имя, потому что Лесли слишком похоже на женское, а фамилию — для простоты произношения. Но его выдали отзывы прежних работодателей. Он представил три рекомендательных письма; и во всех трех было по-разному написано его имя».

Языковые оговорки

Оговорки, совершаемые в устной речи, а также при чтении и письме, не случайны и свидетельствуют о внутренних психологических конфликтах, считал Фрейд. Оговорка, говорил он, становится своеобразным «орудием… которым выражаешь то, чего не хотелось сказать, которым выдаешь самого себя».

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Автор приводит случай из жизни доктора Брилла, одного из самых первых и хорошо известных последователей Фрейда. Доктор рассказывал о человеке, который по каким-то причинам пытался скрыть свой бракоразводный процесс, да и сам факт женитьбы. На вопрос, женат ли он, этот человек ответил отрицательно и добавил: «Зачем такому человеку, как я, жениться?» А затем начал рассказывать о каком-то бракоразводном процессе, где «жена подала на мужа в суд, и он получил развод». Когда его перебили, заметив: «Вы хотели сказать, она получила развод», лжец немедленно поправился: «Ну да, разумеется, она получила развод»… Затем вдруг вспомнил, что у него назначена встреча, и оставил собеседников. Доктор Брилл предположил, что этот человек сам находился в состоянии бракоразводного процесса, о чем и свидетельствовала его оговорка. Как показали дальнейшие события, он оказался прав.

И все же стоит отметить, что не каждая оговорка свидетельствует об обмане. Выдает оговорка ложь или нет, обычно можно определить по контексту. Вместе с тем не каждый, кто не делает оговорок, — правдив: многие лгут, совсем не оговариваясь при этом. 

Тирады

Это третий способ, которым выдают себя лжецы. Тирада отличается от оговорки. Здесь промахом являются не одно-два слова, а обычно целая фраза. Информация не проскальзывает, а льется потоком. Эмоция «несет» лжеца, и он даже далеко не сразу осознает последствия своих откровений. Оставаясь хладнокровным, лжец не допустил бы такой утечки информации. Именно напор захлестывающей эмоции — бешенства, ужаса, страха или огорчения — заставляет лжеца выдавать себя.

Уклончивая, полная уверток речь

Человек разговаривает многосложными фразами и избегает прямых ответов на любые вопросы. Это четвертый признак обмана. Вместе с тем некоторые люди всегда говорят таким образом. В их случае это не является признаком лжи, а просто их обычная манера говорить. И наоборот — большинство лжецов слишком хитры, чтобы быть уклончивыми и избегать прямых ответов. Поэтому здесь существует риск неправильной оценки человека, речь которого оказалась уклончивой или полной уверток.

Источник № 2: голос

Обнаружить обман с помощью голоса можно, если человек:

— допускает речевые ошибки и паузы;

— изменяет тон голоса.

Речевые ошибки и паузы

Наиболее распространенными признаками обмана являются паузы. Они могут быть слишком продолжительными. Подозрительны и короткие паузы в процессе самой речи, если они встречаются слишком часто. Заминки перед словами, особенно если это происходит при ответе на вопрос, также всегда наводят на подозрения.

Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки:

 

— междометия, например «гм», «ну» и «э-э»;

— повторы, например «я, я, я имею в виду, что я…»;

— лишние слоги, например «мне очень по-понравилось»;

— слова-паразиты.

Эти голосовые признаки обмана (речевые ошибки и паузы) могут происходить по двум родственным причинам. Первая причина: лжец не продумал линию поведения заранее. Допустим, он вообще не ожидал, что придется лгать. Или был к этому готов, но не предвидел какого-то определенного вопроса. В таких случаях он может колебаться или делать речевые ошибки. Но это может происходить и тогда, когда лжец подготовился хорошо. Поэтому вторая причина: сильная боязнь разоблачения. Она может заставить и подготовившегося лжеца запинаться и даже забывать уже продуманную линию поведения. Боязнь разоблачения усугубляет ошибки и у плохо подготовившегося лжеца. Когда он слышит, как неправдоподобно звучит его ложь, он начинает еще больше бояться быть пойманным, в результате чего возрастает количество пауз и речевых ошибок.

Тон голоса

Тон голоса также может выдавать обман, поскольку эмоциональные изменения голоса скрыть нелегко. Поэтому, если лгут главным образом о непосредственно испытываемых в момент произнесения лжи эмоциях, шансы, что произойдет утечка информации, достаточно велики.

Например, целью лжи является скрыть страх или гнев. В таком случае голос будет выше и громче. Если же обманщик пытается скрыть чувство печали, изменения голоса будут противоположными — он станет ниже и тише.

Кроме того, звук голоса может также выдавать ложь, не направленную на сокрытие эмоционального состояния. В частности, сама по себе боязнь разоблачения непременно отразится на голосе — тон голоса станет выше.

Источник № 3: пластика

Телодвижения выдают информацию о скрываемых чувствах. В процессе разговора лжец может использовать непроизвольные жесты, которые свидетельствуют о том, что он скрывает или подавляет ту или иную эмоцию. Такие жесты, разумеется, возникают неосознанно. По мнению Экмана, следует различать:

— жесты-эмблемы;

— жесты-иллюстрации.

Важно помнить, что в процессе лжи эмблемы и иллюстрации подвержены противоположным изменениям. Так, количество эмблематических оговорок увеличивается, количество же иллюстраций обычно уменьшается.

Жесты-эмблемы

Эмблемы могут заменять слова в тех ситуациях, когда люди молчат или не могут говорить. Так же как случаются оговорки в речи, бывают промахи и в телодвижениях — это и есть эмблемы, выдающие информацию, которую человек пытается скрыть.

Самым ярким жестом-эмблемой, утверждает Экман, является выставленный средний палец. В американской культуре он неприличен и означает презрение и злость на собеседника.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Автор вспоминает о таком эксперименте. Студентам намеренно создали стрессовую ситуацию. Источником стресса был преподаватель, который согласился провести опрос среди студентов по теме, волновавшей тогда всех. Он расспрашивал начинающих психологов о том, что они собираются делать, закончив обучение. На предпочитавших научную работу он набрасывался за то, что они пытаются укрыться в лаборатории от своей обязанности помогать нуждающимся в них больным людям. Тех же, кто собирался заняться психотерапией, он критиковал, обвиняя в стремлении «делать деньги». Он также спрашивал, не лечился ли студент когда-нибудь у психотерапевта. Сказавших «да» спрашивал, как они собираются помогать другим, если сами больны. На тех же, кто никогда не обращался за помощью к психотерапевтам, нападал, утверждая, что нельзя консультировать других, если сам никогда не консультировался. Выйти победителем из этой ситуации не должен был ни один студент. Чтобы усугубить положение, преподаватель прерывал студентов, постоянно отпуская язвительные замечания. Все это снималось на камеру. Просматривая пленку, автор обнаружил, что одна из студенток держит ладонь с выставленным средним пальцем на колене. Она удерживала руку в этом положении почти целую минуту. Это и был жест-эмблема. Девушка была рассержена на преподавателя, но при этом не выглядела взбешенной, пытаясь скрыть свой гнев. Эта оговорка в жесте (выставленный палец) являлась свидетельством осознанного чувства. Она знала, что в бешенстве, бессознательным же было только выражение этого чувства. Она не осознавала, что показывает ему палец. Чувства, которые она намеренно пыталась скрыть, сами пробились наружу.

Второй распространенный жест-эмблема — пожатие плечами, что означает «не знаю», «ничего не могу поделать» или «какая разница?».

Примерами других хорошо известных эмблем являются: кивок головой — «да» и горизонтальное движение головой — «нет», движения рукой — «иди сюда», приставление руки к уху — «просьба говорить громче» и т.п.

Определить, что эмблема является промахом, а не делается намеренно, можно по двум признакам.

Первый из них — действие выполняется не полностью, а лишь фрагментарно. Например, намеренно пожать плечами можно, подняв оба плеча. Если же эмблема является ненамеренной утечкой информации, обычно показывается только один элемент, да и тот не полностью. В частности, можно поднять только одно плечо, и к тому же не очень высоко. Намеренная эмблема с выставленным средним пальцем включает в себя выброс самой руки вперед и вверх, причем часто несколько раз. Но если она демонстрируется не намеренно, а лишь выдает подавляемую ярость, движение проявляется не полностью, работают только пальцы.

Второй признак того, что эмблема является «оговоркой», а не намеренным действием — то, что она выполняется не в привычной позиции. «Нормальную» эмблему, демонстрируемую в привычной позиции, не заметить невозможно. А вот при «оговорках» эмблему никогда не выполняют в привычной позиции.

Какая эмблема будет непроизвольно показана в процессе лжи, какое при этом просочится сообщение, зависит от того, что именно хотят скрыть. Всем известны эмблемы, показываемые представителями их собственной культуры.

Жесты-иллюстрации

Этот тип телодвижений назван так потому, что иллюстрирует речь. Принципиальное отличие иллюстраций от эмблем — иллюстрации проявляются только в процессе речи, они не замещают речь и не используются молчащими людьми.

Способов иллюстраций много, например:

— прослеживать в воздухе ход мысли рукой, как бы дирижируя своей речью;

— размахивать ладонями, изображая действия, повторяющие или усиливающие сказанное;

— поднимать вверх указательный палец, акцентируя внимание на сказанном;

— щелканье пальцами в попытке подобрать наиболее точное слово.

Именно руки обычно иллюстрируют речь.

Признаком обмана, по мнению автора, служит уменьшение количества иллюстраций по сравнению с обычной манерой говорящего. Поэтому в данном случае невозможно судить о каких-либо изменениях, не имея данных для сравнения. То есть интерпретация иллюстраций требует предварительного знакомства с «подозреваемым». При первых же встречах заметить обман очень сложно. Отметив снижение количества иллюстраций, собеседник предполагаемого лжеца должен проверить все другие возможные причины тщательности подбора слов (помимо лжи).

Источник № 4: реакция вегетативной нервной системы

При возникновении эмоций в организме человека происходят определенные изменения. А именно: изменяются частота и глубина дыхания, частота сглатывания, интенсивность потоотделения, краска, заливающая лицо, или, наоборот, бледность, расширение зрачков. Такие проявления очень трудно подавить. И по этой причине они являются вполне надежными признаками обмана.

Например, румянец считается признаком смущения, а также чувства стыда и, возможно, вины. Он может свидетельствовать либо о том, что лжец смущен и пристыжен своим поведением, либо о том, что он пытается скрыть сам факт своего смущения.

Лицо краснеет также и от гнева. Но при контролируемом гневе лицо может и побледнеть, как от страха. Лицо может побледнеть и тогда, когда все остальные признаки страха или гнева подавлены.

Источник № 5: мимика

Лицо может сказать нам:

— какие эмоции испытывает человек на самом деле (гнев, страх, грусть, отвращение, горе, радость, удовлетворение, возбуждение, удивление, презрение) — каждой из этих эмоций соответствует свое определенное выражение лица;

— о наложении эмоций — часто человек испытывает сразу две эмоции, и обе частично отражаются на его лице;

— о силе испытываемых эмоций — все эмоции имеют различные степени проявления: от легкого раздражения до ярости, от опасения до ужаса и т.д.

Обычно лицо несет сразу два сообщения. То есть одни выражения лица поддерживают ложь, давая собеседнику неверную информацию. Другие же — выдают правду, потому что выглядят фальшиво, и истинные чувства просачиваются сквозь все попытки скрыть их. По словам Экмана, «лицо ведет двойную жизнь, сочетая выражения, которые мы намеренно принимаем, с теми, которые порой появляются спонтанно, без нашего ведома».

Вот почему работа с лицом «подозреваемого» сводится к умению отличать искренние выражения лица от ложных. Собеседника должны интересовать:

— намеренные, контролируемые, фальшивые выражения, используемые лжецами при попытке ввести в заблуждение;

— непроизвольные, спонтанные, эмоциональные выражения, которые порой выдают истинные чувства лжеца вопреки всем его стараниям скрыть их.

При изучении лица предполагаемого лжеца автор предлагает в первую очередь распознать:

— признаки эмоций, которые человек пытается скрыть;

— признаки фальсификации эмоций, то есть тех, которые лжец пытается «сыграть», на самом деле их не испытывая.

Скрытые эмоции

О наличии скрытых эмоций, по словам Экмана, свидетельствуют:

— мимические эмблемы (подмигивание, удивленное вздергивание бровей, презрительное прищуривание глаз, рот «подковой», скептическая гримаса, отвисшая челюсть и т.д.);

— мимические манипуляции — покусывание и облизывание губ, причмокивание, надувание щек.

А как понять, какую именно эмоцию человек пытается скрыть? Источниками такой информации служат: так называемые микровыражения, смазанные выражения, работа трудно управляемых мышц лица, глаза.

Микровыражения. Эти проявления дают полную картину скрываемых эмоций, но настолько мимолетную, что ее обычно не успевают заметить. Микровыражения проявляются не более чем на четверть секунды. Микровыражение охватывает все лицо, но очень ненадолго, занимая лишь ничтожную часть обычной длительности, и его трудно заметить.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Приводя пример микровыражения, автор возвращается к Мэри, пациентке психиатрической клиники, с неоднократными попытками суицида. Женщина пыталась убедить врачей отпустить ее домой, мотивируя это тем, что вполне здорова и соскучилась по родным. Но истинной целью покинуть клинику было повторение попытки самоубийства.

Мэри неоднократно слегка пожимала плечами (эмблематическая оговорка) и очень мало прибегала к иллюстрациям. Экман с коллегами показывали разным людям отрывки записи беседы с Мэри и просили их определить, что она чувствует. Неподготовленные наблюдатели ошибались и считали, что у нее все в порядке. Только когда пленку прокрутили на замедленной скорости, они обратили внимание на микровыражение — глубокую печаль, появившуюся на доли секунды. Опытные психологи, однако, смогли уловить эти микровыражения и при просмотре с обычной скоростью.

Смазанные выражения. От микровыражений они отличаются тем, что человек успевает осознать проявление «нежелательной эмоции» на лице и пытается убрать его, порой прикрывая другим выражением. Улыбка — наиболее распространенный способ прикрытия таких проявлений. Иногда выражение смазывается так быстро, что трудно определить, какая именно эмоция была скрыта. Но даже если невозможно точно определить эмоцию, сам факт смазывания является явным признаком того, что человек что-то скрывает. Смазанное выражение длится дольше, чем микровыражение, но, в отличие от последнего, не является цельным и завершенным. Хотя микровыражение и более сжато во времени, перед нами мимолетная, но полная картина эмоции. Смазанное же выражение не представляет полной картины эмоции, но оно длится дольше и сам факт прерывания более заметен.

Работа трудно управляемых мышц лица. Эти мышцы сосредоточены большей частью на лбу и в уголках губ. Движения таких мышц являются более верными признаками эмоции, чем другие. То есть данные мышцы «не могут лгать», их «поведение» находится вне контроля человека. 

Глаза. Первый источник информации о наличии скрытых эмоций — это внешние изменения, возникающие благодаря работе расположенных вокруг глаз мышц. 

Эти мышцы изменяют форму век, влияют на размеры видимой части белка и радужной оболочки, а также на общее впечатление от глаз. 

Второй источник — это направление взгляда. Когда человек отводит взгляд, это свидетельствует о наличии определенных чувств: движение вниз означает грусть, в сторону — отвращение, вниз и в сторону — вину или стыд.

Третий признак — моргание. Четвертый — расширение зрачков. И наконец, пятый источник информации — это слезы.

Фальшивые эмоции

Есть три вида признаков, по которым можно судить о фальшивости выражения лица: асимметрия, длительность и несвоевременность выражения лица.

Асимметрия. При асимметричном выражении фальшивая эмоция проявляется на какой-то половине лица сильнее, чем на другой. По мнению Пола Экмана, если одна сторона лица искривляется сильнее, чем другая, это является верным признаком фальшивой эмоции.

Если у человека во время разговора замечается множество асимметричных выражений лица, то, скорее всего, его эмоции неискренни.

Длительность. Каждой эмоции присуща своя продолжительность. Например, удивление. Оно всегда мимолетно и длится лишь до тех пор, пока человек не осознал того, что случилось. Если оно искренне, его начало, продолжительность и исчезновение занимают не более секунды. Если же оно длится дольше, то является насмешливым (человек изображает его), эмблемой удивления (человек изображает кого-то, кто был удивлен) или просто подделкой (человек только делает вид, что удивлен).

ПРАКТИЧЕСКИЙ ПРИМЕР

Автор приводит выдержку из выпуска новостей, свидетельствующую о том, насколько ценным может оказаться подлинное удивление: «Уэйн Милтон, несправедливо обвиненный в вооруженном ограблении, был освобожден из-под стражи после того, как прокурор заметил его реакцию на обвинительный приговор. При дальнейшем расследовании удалось найти новые акты, доказавшие невиновность Милтона. Прокурор сказал: я был уверен, что здесь что-то не так, увидев, как удивился Уэйн, когда присяжные обвинили его в присвоении 200 долларов газовой компании».

Что касается прочих эмоций, то некоторые из них могут длиться до нескольких секунд, а для каких-то достаточно и доли секунды. Их появление и исчезновение могут быть как резкими, так и постепенными — это зависит от окружающих условий. «Допустим, — приводит пример автор, — подчиненный изображает смех, уже в четвертый раз слушая скучный анекдот своего назойливого шефа, лишенного не только памяти, но и чувства юмора. Как быстро будет появляться улыбка на лице несчастного работника, зависит от того, насколько быстро шеф подойдет к развязке — она будет нарастать постепенно или возникнет внезапно. Сколько времени будет исчезать эта улыбка, зависит от характера шутки, от того, прилично ли ее смаковать и обсуждать. Каждый может выжать из себя улыбку, изображая веселье, однако правдоподобно увязать ее появление и исчезновение с тонкостями контекста лжец, скорее всего, не сможет».

Несвоевременность. Несвоевременность выражения лица по отношению к речи, интонациям и телодвижениям является третьим признаком неискренности эмоций. Например, человек изображает гнев и говорит: «Я сыт по горло твоим поведением». Если гневное выражение лица появляется позже слов, то, скорее всего, гнев является поддельным. Подлинное выражение гнева проявилось бы либо в самом начале фразы, либо даже чуть раньше нее.

Еще меньший разрыв существует между мимикой и телодвижениями. Допустим, человек говорит: «Вон отсюда!» И при слове «отсюда» стучит кулаком по столу. Если гневное выражение появляется у него на лице после удара, то он, скорее всего, лжет. Искренняя злость проявилась бы до или во время удара. Выражения лица, не синхронизированные с телодвижениями, как правило, являются признаками обмана.

Как избежать ошибок

Главное, о чем нужно помнить, пытаясь уличить человека во лжи (или, наоборот, опровергнуть обман), что любые проявления, в большинстве случаев явно указывающие на обман, для некоторых людей могут оказаться лишь частью их обычного поведения. Например, даже если человек проявляет несколько из перечисленных признаков (краснеет, не использует жестикуляцию, говорит сбивчиво и путано и т.п.), то это не означает, что он обязательно лжет. И наоборот: опытные и искушенные лжецы умеют управлять своим лицом, речью и эмоциями. Безупречность поведения такого собеседника вовсе не свидетельствует о том, что он говорит чистую правду. Здесь нужно учитывать совокупность факторов.

Прежде чем сделать выводы относительно искренности того или иного собеседника, автор предлагает в первую очередь задать вопросы себе. Вот основное, что нужно проанализировать, выяснить и понять.

  1. Попытайтесь точно уяснить себе основу любых ваших догадок о том, лжет человек или нет. То есть почему именно вы заподозрили, что собеседник лжет (говорит правду)?
  2. Проверьте, правильно ли вы истолковываете поведенческие признаки обмана. Так вы научитесь обнаруживать собственные ошибки и понимать, есть у вас возможность вынести правильное суждение или нет.
  3. Помните, что существуют две опасности: неверие правде (когда говорящего правду принимают за лжеца) и вера лжи (когда лжеца считают говорящим правду). Полностью избежать этих ошибок невозможно, поэтому тщательно рассмотрите все последствия любой из этих ошибок. Отсутствие признаков обмана еще не является доказательством правды. Некоторые лжецы вообще не допускают никаких промахов. Но и наличие признаков обмана еще не свидетельствует о лжи — некоторые люди чувствуют себя не в своей тарелке или виноватыми, даже когда говорят чистую правду.
  4. Оцените, нет ли у вас каких-нибудь предубеждений в отношении подозреваемого. Если таковые имеются, то как они могут помешать вынесению правильного суждения? Мешают ли личные негативные эмоции в отношении подозреваемого (или, наоборот, симпатия к нему) объективной оценке ситуации?
  5. Избегайте соблазна заподозрить ложь только потому, что у вас нет никаких других приемлемых объяснений этих же событий или поступков.
  6. Никогда не забывайте о том, что признак эмоции — это не признак обмана, а лишь показатель того, как человек реагирует на подозрение во лжи. Ни в коем случае не привыкайте считать, что эмоции есть верный признак обмана, особенно если вы не очень хорошо осведомлены о характере подозреваемого, о его ожиданиях и незнакомы с ним.
  7. Многие признаки обмана строятся не на одной, а на нескольких эмоциях, и всегда стоит хорошенько подумать, прежде чем выносить суждение. Особенно если одна из этих эмоций говорит о том, что подозреваемый лжет, а другая — что говорит правду.
  8. Выясните, знает ли человек о подозрениях в свой адрес.
  9. Если вы располагаете информацией, которая может быть доступна только действительно виновному, попытайтесь применить тест на знания виновного.
  10. Никогда не делайте окончательного вывода о том, лжет человек или нет, только на основании собственной интерпретации поведенческих признаков обмана. Они должны служить лишь предупреждением о том, что необходимы более подробная информация и более глубокое расследование. Поведенческие признаки, как и показания детектора лжи, никогда не могут быть абсолютными доказательствами сами по себе.

Заключение

«Мои симпатии на стороне тех, кто уличает лжецов, а не лжет сам», — признается автор в конце книги. «Меня интересует не столько сам обман, сколько истинные, ощущаемые человеком эмоции, которые скрываются за обманом. Мне доставляет удовлетворение найти отличия между истинными и напускными выражениями лица, обнаружить признаки плохо скрытых эмоций, понять, что притворные проявления эмоций только напоминают истинные, но на самом деле от них отличаются», — утверждает Пол Экман.

Симпатизируя верификаторам (тем, кто уличает лжецов), автор тем не менее не считает, что всякий обман должен быть обязательно раскрыт. Бывает правда, которая причиняет страдания, а бывает — ложь во спасение. Правдой порой пользуются, как дубиной, причиняя жестокую боль. Ложь тоже может быть жестокой, но не всегда. Иногда ложь бывает человеколюбивой, порой даже вне зависимости от намерений лгущего. 

Если при встрече один приятель скажет другому: «Сегодня ты очень плохо выглядишь», он обидит человека, даже если это и является чистой правдой. Решив уехать со скучной вечеринки, гости вовсе не обязаны объяснять хозяевам истинную причину отъезда. Гораздо тактичнее будет в этом случае солгать о срочных делах. Врач, советующий пациенту не тратиться на лекарства, поскольку у него неизлечимая смертельная болезнь, просто «убьет» человека этой новостью. A в случае военной хитрости с помощью обмана порой защищаются национальные интересы страны.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *