Перейти к контенту →

Игры, в которые играют люди. Эрик Берн. Краткое изложение.

Игры с людьми

Книга Эрика Берна, всемирно известного психолога и психиатра, автора знаменитой концепции сценарного программирования, посвящена еще одной, не менее популярной, его концепции – теории игр, в которые играют люди, взаимодействуя друг с другом. Он выделяет несколько игровых групп: игры на всю жизнь, супружеские и сексуальные игры, игры в компании.

Содержание:

Под игрой Эрик Берн понимает серию ходов, содержащих ловушку, какой-то подвох. Но надо отметить, что Берн рассматривает только бессознательные игры, в которые мы играем, даже не понимая этого, но которые не дают нам достичь настоящей близости в отношениях и делают нашу жизнь зависимой от правил игры.

Что же заставляет нас играть друг с другом?

По мнению Берна, свою игру мы получаем от родителей. Если не произойдет какое-то вмешательство извне, то человек будет играть в ту же игру, что и его родители, и научит этой игре своих детей и внуков. В большинстве случаев в этом и состоит суть воспитания. Мы даже друзей и любимых выбираем из числа тех, кто играет в те же игры, что и мы.

Однако игры – это только суррогат истинной близости. Эрик Берн считает их острой формой взаимоотношений. А настоящая близость начинается только тогда, когда человек понимает скрытые мотивы своей игры и находит в себе силы выйти из нее.

В своей книге Берн подсказывает, как понять, в какую игру мы играем. Кроме того, он приводит познавательную классификацию игроков и очень интересно анализирует свою коллекцию наиболее распространенных игр, таких как «Алкоголик», «Если бы не ты», «Ну что, попался, негодяй!», «Загнанная домохозяйка», «Видишь, как я старался», «Подумайте, какой ужас!», «Изъян», «Гость-растяпа» и других.

Зачем мы играем в игры?

Общение и потребность в признании жизненно важны для человека. Их нехватка сродни пищевому голоду. Конечно, каждому из нас нужен разный объем контактов и признания. Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы (Эрик Берн называет их «поглаживаниями»). А, например, ученому будет достаточно лишь одно «поглаживание» в год от уважаемого им коллеги.

Наряду с потребностью в признании существует также и потребность структурировать или, проще говоря, планировать свое временя. Эту потребность Эрик Берн называет структурным голодом. И порой этот голод нестерпим. Мы чувствует беспокойство, когда не знаем, чем занять свое время. Помните, как бывает трудно переносить ситуацию, когда в разговоре вдруг возникает пауза и мы не знаем, что сказать дальше?

Эрик Берн выделяет три вида планирования времени. Перечислим их.

  • Материальное планирование – это то, что мы обычно называем работой. Такой процесс взаимодействия Эрик Берн называет деятельностью.
  • Социальное планирование – это ритуалы или полуритуальные способы общения. Основной критерий такого общения – социальная приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Родители учат детей, как нужно есть, знакомиться, прощаться и т.д., а также как вести беседы на определенные темы. Последнее умение называют тактом или искусством дипломатии. Одни приемы универсальны, другие имеют местное значение. Полуритуальные беседы на определенные темы Эрик Берн называет «времяпрепровождением».
  • Индивидуальное планирование – это так называемые игры, анализу которых и посвящена книга «Игры, в которые играют люди». Индивидуальное общение, основанное на игре, лишь на первый взгляд кажется случайным (именно таким чаще всего оно представляется участникам). Эрик Берн обнаружил, что игры подчиняются определенным схемам и поддаются классификации. На протяжении многих лет в основе отношений супругов, коллег, друзей могут лежать разные варианты одной и той же игры.

Времяпрепровождения и игры – это, на взгляд Эрика Берна, только суррогат истинной близости. Их можно рассматривать скорее как предварительные соглашения, чем как настоящие союзы. К истинной близости мы приближаемся только тогда, когда индивидуальное планирование становится настолько интенсивным, что скрытые мотивы и ограничения становятся явными и вынуждают нас выйти из игры. Выход из игры – это всегда выход из привычного состояния, из так называемой «зоны комфорта». Это сложно, но это надо сделать. Ведь только истинная близость, которая невозможна в рамках игры, может полностью удовлетворить наш структурный голод и потребность в признании. А в рамках игры мы так и останемся «голодными», как бы мы ни старались.

Итак, Эрик Берн выделяет 5 способов структурирования времени:

  • ритуалы;
  • времяпрепровождение (полуритуалы);
  • игры;
  • близость;
  • деятельность (может быть основой для всех остальных).

Транзактный анализ Эрика Берна

Анализ игр невозможен без понимания основной, базовой концепции Эрика Берна – транзактного анализа. Берн считает, что у каждого человека есть три состояния Я или, как еще говорят, три Эго-состояния, определяющие, как он ведет себя с окружающими и что из этого в итоге получается. Эти состояния называются так:

  • Родитель.
  • Взрослый.
  • Ребенок.

Изучению этих состояний и посвящен транзактный (от слова «транзакция» – единица общения) анализ. Берн считает, что мы в каждый момент своей жизни находимся в одном из этих трех состояний. Чтобы не было путаницы, Эго-состояния Берн пишет с большой буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре), а эти же слова в их обычном, относящемся к конкретным людям значении, — с маленькой.

Состояние «Родитель» ведет свое происхождение от родительских образцов поведения. В этом состоянии человек чувствует, думает, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делали его родители, когда он был ребенком. Он копирует поведение своих родителей. И тут надо учитывать два Родительских компонента: один — ведущий происхождение от отца, другой — от матери. Состояние Я-Родитель может активизироваться при воспитании собственных детей. Даже тогда, когда это состояние Я не выглядит активным, оно чаще всего влияет на поведение человека, выполняя функции совести.

Вторая группа состояний Я заключается в том, что человек объективно оценивает то, что с ним происходит. Это Я-состояние Эрик Берн называет «Взрослый». Его можно сравнить с функционированием компьютера. Человек в позиции Я-Взрослый прибывает в состоянии «здесь и сейчас». Он адекватно оценивает свои действия и поступки, полностью отдает себе в них отчет и берет на себя ответственность за все, что он делает. Эрик Берн подчеркивает, что состояние Я-Взрослого присуще не только взрослым, но и детям. Они также могут объективно оценивать то, что с ними происходит, учитывая свой прошлый опыт.

Каждый человек несет в себе черты маленького мальчика или маленькой девочки. Он порой чувствует, мыслит, действует, говорит и реагирует точно так же, как это делал в детстве. Это состояние Я называется «Ребенок». Его нельзя считать ребяческим или незрелым, это состояние только напоминает ребенка определенного возраста, в основном двух-пяти лет. Это мысли, чувства и переживания, которые проигрываются из детского возраста. Когда мы в позиции Эго-Ребенка, мы находимся в состоянии контролируемых, в состоянии объектов воспитания, объектов обожания, то есть в состоянии тех, кем мы являлись, когда были детьми.

Интересно то, что состояние Ребенка Эрик Берн не считает незрелым. Он вообще не считает, что существуют так называемые «незрелые личности». Есть люди, у которых Ребенок по каким-то причинам берет на себя управление всей личностью. И в такой ситуации надо просто активизировать и привести в действие их Взрослого.

Состояния Я – это нормальные физиологические феномены. Каждый тип состояний, а не только Взрослый, по-своему жизненно важен для человека. Однако мы не должны допускать в своем поведении доминирования Ребенка и (или) Родителя. Мы должны взять их под контроль нашего Взрослого.

Почему Эрик Берн считает состояния Ребенка и Родителя менее конструктивными? Попробуем объяснить на примере. В состоянии Ребенка у человека наблюдается перекос в сторону манипулирования, спонтанности реакций, а также нежелания или неспособности взять на себя ответственность за свои поступки. А в состоянии Родителя в первую и главную очередь доминирует контролирующая функция и перфекционизм, что тоже бывает опасно.

Допустим, человек совершил какую-то оплошность. Если у него доминирует Эго-Родитель, то он начинает ругать, пилить, «грызть» себя. Он постоянно прокручивает в голове эту ситуацию и что он сделал не так, корит себя. И эта внутренняя «пилежка» может продолжаться долго. В особо запущенных случаях люди пилят себя по одному и тому же вопросу десятилетиями. Естественно, что в какой-то момент это превращается в психосоматическое расстройство. Как вы понимаете, реальную ситуацию такое отношение к ней не изменит. И в этом смысле состояние ЭгоРодителя не является конструктивным. Ситуация не меняется, а психическое напряжение возрастает.

А как в такой ситуации ведет себя Взрослый? Эго-Взрослый говорит: «Да, здесь я сделал ошибку. Я знаю, как ее исправить. В следующий раз, когда возникнет такая же ситуация, я вспомню этот опыт и попробую избежать такого исхода. Я всего лишь человек, я не святой, у меня могут быть ошибки». Так разговаривает с собой Эго-Взрослый. Он разрешает себе ошибку, берет на себя ответственность за нее, он ее не отрицает, но эта ответственность здравая, он понимает, что не все в жизни от него зависит. Он извлекает опыт из данной ситуации, и этот опыт становится для него полезным звеном в следующей подобной ситуации. Самое главное, что здесь исчезает излишняя драматизация и обрубается некий эмоциональный «хвост». Эго-Взрослый не тащит за собой этот «хвост» навеки вечные. И поэтому такая реакция конструктивна.

А что же в подобной ситуации делает человек, который находится в состоянии Эго-Ребенка? Он обижается. Почему так происходит? Если ЭгоРодитель берет на себя гиперответственность за все, что происходит, и поэтому так сильно себя ругает, то Эго-Ребенок, наоборот, считает, что если что-то получилось не так, то это виноваты мама, начальник, друг или кто-то еще. А раз они виноваты и поступили не так, как он ожидал, то они его разочаровали. Он на них обиделся и решил, что отомстит, ну или перестанет с ними разговаривать.

Такая реакция вроде бы какого-то серьезного эмоционально «хвоста» для человека не несет, ведь он переложил этот «хвост» на другого. Но что он имеет в результате? Испорченные отношения с тем человеком, на которого переложена вина за ситуацию, а также отсутствие опыта, который мог бы стать для него незаменимым, когда такая ситуация повторится. А повторится она обязательно, потому что у человека не изменится стиль поведения, который привел к ней. Кроме того, тут надо учитывать, что долгая, глубокая, злобная обида Эго-Ребенка часто становится причиной серьезнейших заболеваний.

Вот почему Эрик Берн считает, что мы не должны допускать в своем поведении доминирования состояний Ребенка и Родителя. Но в какой-то момент жизни Родитель и Ребенок могут и даже должны включаться. Без этих состояний жизнь человека будет как суп без соли и перца: вроде есть можно, но чего-то не хватает. Иногда надо разрешать себе быть Ребенком: страдать ерундой, позволять спонтанный выход эмоций. Это нормально. Другой вопрос, когда и где мы позволяем себе это делать. Например, на деловом совещании это совсем неуместно. Всему свое время и место. Состояние Я-Родителя может быть полезно, например, для преподавателей, лекторов, воспитателей, родителей, врачей на приеме и т.п. Из состояния Родителя человеку проще взять под контроль ситуацию и нести ответственность за других людей в рамках и объеме этой ситуации.

Но вернемся к формам общения. Прежде чем перейти к анализу теории игр, коротко расскажем о ритуалах и времяпрепровождении.

1 способ общения: ритуалы

Простейшими формами деятельности Эрик Берн называет процедуры и ритуалы. Некоторые из них универсальны, другие присущи только определенной культуре. Но у них есть два общих момента: всем им надо учиться, и все они стереотипны. Их порядок известен заранее. А различие этих двух форм в том, что процедуры контролируются Взрослым, а ритуалы – Родителем.

Ну, например, управление самолетом или операция по удалению аппендицита – это процедура, а служба в Храме – ритуал. Ритуалы могут быть формальными (как в нашем примере) и неформальными (например, прощание). Но в любом случае их форма определяется Родительской традицией.

Процедуры можно оценить по двум параметрам: целесообразность и эффективность. Процедура целесообразна, если человек наилучшим образом использует имеющиеся у него информацию и опыт, хотя знаний ему может и не хватать.

Если же в дело вмешивается Родитель или Ребенок, процедура становится, как ее называет Эрик Берн, загрязненной и менее целесообразной. Например, один лекарь на тропическом острове приобрел высокую квалификацию, удаляя катаракту. Но он не был глазным врачом, а значит, эффективность его работы по сравнению с проживающим там же профессиональным доктором была ниже. Но вскоре глазной врач стал много выпивать, поэтому целесообразность его работы упала. А через несколько лет упала и эффективность, так как с годами руки у него стали трястись. В итоге лекарь начал превосходить врача не только в целесообразности, но и в эффективности.

2 способ общения – времяпрепровождения

Времяпрепровождения по Эрику Берну – это полуритуалы, представляющие собой беседу на какую-то определенную тему. Начинается и заканчивается такая беседа обычно процедурой или ритуалом.

Таким образом люди структурируют свое время на различных вечеринках или когда ждут начала какого-нибудь официального собрания. Времяпрепровождения могут принимать форму «болтовни» или серьезного обсуждения какой-либо проблемы. Во время таких обсуждений одни люди, например, играют в «Родительский комитет», обсуждая проблемы воспитания детей, другие сплетничают про какого-то человека, третьи хвастаются, четвертые делятся рецептами различных блюд, и т.д.

Эрик Берн обратил внимание на то, что времяпрепровождения обладают одной специфической особенностью – они взаимно исключают друг друга. Например, мужской и женский разговор никогда не смешиваются. Компания, играющая в «А вы были когда-нибудь… (там-то)?», не примет гостя, который хочет играть в «А какая у вас машина…?». Если на вечеринке вы хотите присоединиться к какой-то группе, то должны либо принять ее игру, либо каким-то образом постараться переключить ее на новую тему.

3 способ общения – Игры

И наконец, игры. По Эрику Берну игра – это серия ходов, содержащих ловушку или какой-то подвох. Игры отличаются от процедур, ритуалов и времяпрепровождений двумя основными характеристиками:

  • скрытыми мотивами;
  • наличием выигрыша.

Процедуры могут быть успешными, ритуалы – эффективными, а времяпрепровождение – выгодным. Но все они не содержат «злого умысла». В них может присутствовать элемент соревнования, но не конфликта, а их окончание бывает неожиданным, но не драматичным. Игры, напротив, могут быть нечестными и драматичными. Правда Эрик Берн обращает наше внимание на то, что исследует только бессознательные игры, в которые играют неискушенные люди, не понимающие, что их поведение подчиняется определенным правилам.

Вот пример типичной игры, которую Эрик Берн назвал «Если бы не ты»(сокращенно – ЕНТ).

Главные герои этой игры – мистер и миссис Уайт. Это стандартное имя, которым Эрик Берн часто называет героев своих игр. Итак, мистеру Уайту не нравилось, что его жена общается с подругами, ходит на какие-то светские мероприятия, – в общем ведет жизнь вне дома. И самое обидное для миссис Уйат – он запрещал ей учиться танцевать. После того, как мистер Уйат прошел курс психотерапии, он стал давать жене больше свободы и разрешил-таки пойти в танцевальный кружок. И вот она записалась на танцы, однако с первого же урока поняла, что ужасно боится танцевать на глазах у других людей, и ей пришлось отказаться от этой затеи.

Что мы видим в этой игре? Из всех своих поклонников миссис Уйат выбрала самого деспотичного. Это в дальнейшем позволило ей жаловаться, что она могла бы много достичь, заниматься разными интересными делами, «если бы не он». Однако после истории с танцами выяснилось, что муж оказывал ей услугу, запрещая делать то, чего она на самом деле очень боится.

Элементы анализа игр на примере игры ЕНТ

Эрик Берн выделил некоторые общие элементы, присущие любой игре. С их помощью можно анализировать и обобщать любые игры. Расскажем об этих элементах.

Тезис. Это общее описание игры. Пример тезиса был дан выше.

Антитезис. Это ответ на вопрос: в чем существенная значимость игры для игрока. Чтобы ее понять, нужно либо отказаться от игры, либо уменьшить «вознаграждение». Тогда Водящий (основной игрок) предпримет более энергичные попытки продолжить игру. Если другие игроки отказываются от игры, то Водящий впадает в отчаяние – состояние, которое напоминает депрессию, но отличается от нее некоторыми существенными чертами. Эрик Берн пишет, что это состояние более острое и может выражаться, например, в приступе безутешных рыданий. И здесь надо понимать, что отчаяние находится в ведении Взрослого, в то время как депрессия – в ведении Ребенка.

В нашем примере антитезис – это отсутствие запретов. Игра возможна лишь тогда, когда муж что-то запрещает жене. Если вместо привычного «Нельзя!» он вдруг ответит «Да, пожалуйста!», ее страхи выйдут наружу, и она не сможет больше обвинять во всем мужа.

Цель. Здесь констатируются общие цели игры. Их может быть несколько. Например, в ЕНТ их две: придание себе уверенности («Дело не в том, что я боюсь, – просто он мне не позволяет») и самооправдание («Дело не в том, что я не стараюсь, – просто он меня не пускает»). Первая цель более очевидна и в большей степени отвечает потребностям жены, и прежде всего ее потребности в безопасности.

Роли. Как уже говорилось выше, состояния Я – это не роль, а психический феномен. Поэтому мы должны разграничивать Я-состояния и роли в играх. В играх могут участвовать два, три и более игрока. Состояние Я каждого игрока иногда соответствует его роли, а иногда нет.

ЕНТ рассчитана на двух участников: мужа-тирана и подавляемой им жены. Жена может играть свою роль, находясь в состоянии Взрослого («Самое разумное, что я могу сделать, – это поступать, как он велит»), либо – Ребенка (обижаться и капризничать). Муж-тиран может общаться с позиции Взрослого («Самое разумное для тебя – делать так, как я говорю») или играть из состояния Родителя («Даже не вздумай меня ослушаться»).

Варианты игр

Эрик Берн предлагает читателю анализ собранной им коллекции игр. Он разделил их на несколько групп:

  • Игры на всю жизнь, например, «Алкоголик», «Ну что, попался, негодяй», «Посмотри, что я из-за тебя сделал»;
  • Супружеские игры, например, «Загнанная домохозяйка», «Если бы не ты», «Видишь, как я старался»;
  • Игры в компаниях, например, «Подумайте, какой ужас!», «Изъян», «Гость-растяпа» и «Почему бы вам не… – Да, но»;
  • Сексуальные игры, например, «А ну-ка, подеритесь», «Динамо», «Чулок» и «Скандал».

Рассмотрим некоторые из предложенных Эриком Берном игр.

Группа 1. Игры на всю жизнь

Это игры, которые могут превратиться в дело всей жизни человека и чаще затрагивают не только самих игроков, но и других людей. В эту группу входят, в частности, такие игры как: «Алкоголик», «Ну что, попался, негодяй», «Посмотри, что я из-за тебя сделал». Разберем каждую из этих игр, используя рассмотренные ранее элементы анализа игр.

 

Игра «Алкоголик»

Тезис и роли. В полном виде эта игра предполагает пять участников, но некоторые роли могут быть совмещены.

  • Центральная роль, роль Водящего, – это сам Алкоголик, которого Берн так же называет Уайтом.
  • Преследователь. Это самый важный партнер Алкоголика. Его роль, как правило, играет супруга (супруг).
  • Спаситель. Эту роль обычно играет лицо того же пола, часто врач, который пытается вылечить Уайта.
  • Простак. Это человек, который дает Уайту спиртное или предлагает деньги в долг. Простак не преследует Уайта и не пытается его спасти. Как ни странно, иногда эту роль может играть мать Уайта, которая дает ему деньги и нередко сочувствует ему, потому что недолюбливает свою невестку – жену Уайта и считает, что та не понимает ее сына и ему не пара. Иногда Простак начинает играть роль Подстрекателя, который предлагает спиртное Уайту, даже тогда, когда он не просит. Помните, как в фильме «Покровские ворота» Костик предложил Велюрову: «А не выпить ли нам по рюмашке»?
  • Посредник. Это вспомогательная роль, которая принадлежит профессионалу, например, бармену, то есть человеку, поставляющему Уайту спиртное.

На начальных стадиях роли Простака, Преследователя и Спасателя может играть жена Алкоголика. В полночь она – Простак, потому что раздевает мужа, укладывает его спать, позволяет срывать на себе зло. Утром она становится Преследователем и ругает его за то, что он пьет. Вечером она превращается в Спасителя и умоляет мужа больше не пить.

Цель. Берн считает, что главная цель Уайта в этой игре – не удовольствие, которое он получает от спиртного, а самобичевание, которому он подвергает себя утром во время сильного похмелья. Алкоголик создает ситуацию, когда его внутреннего Ребенка будет ругать не только собственный внутренний Родитель, но и любая родительская фигура из непосредственного окружения, чаще всего жена. Эрик Берн считает, что упор в терапии Алкоголика надо делать не на искоренении привычки выпивать, а на том, чтобы устранить желание потакать своим слабостям и заниматься самобичеванием.

Антитезис. Соответственно, антитезисом будет отказ от роли Преследователя или Спасателя. Применять антитезис в этой игре трудно, так как в нашем обществе (и особенно в России) к алкоголикам относятся с жалостью. Поэтому человек, вдруг отказавшийся играть роль Спасателя или Преследователя, скорее всего вызовет общественное негодование. Однако Эрик Берн уверен, что алкоголик может психологически исцелиться только, если бесповоротно выйдет из игры, а для этого другие игроки должны отказаться ему подыгрывать.

Игра «Ну что, попался, негодяй!» (НУПН)

Тезис. Итак, давайте посмотрим, какой вариант этой игры приводит в своей книге Эрик Берн:

Уайту нужно было установить в своем доме водопроводное оборудование. Прежде чем дать водопроводчику «добро», он тщательно обсудил с ним стоимость всех работ и материалов. Они сговорились о цене, а также о том, что дополнения в счет вноситься больше не будут. Когда водопроводчик оформлял счет, то он включил в него несколько больше денег, так как ему пришлось заменить один лишний клапан: примерно четыре доллара при общей стоимости работ в четыреста долларов. Получив счет, Уайт пришел в ярость. Он позвонил водопроводчику и потребовал объяснений. Водопроводчик не собирался сдаваться. Тогда Уайт написал ему длинное письмо, в котором подвергал критике его честность, этические принципы и отказывался платить по счету, пока не будет снята надбавка. В конце концов водопроводчику пришлось уступить.

Цель. Внешне спор игроков происходит на уровне Взрослый – Взрослый: вполне законное деловое обсуждение заранее оговоренной суммы. Но на психологическом уровне это взаимоотношения между Родителем и Ребенком. Уайт просто воспользовался ситуацией, чтобы дать волю ярости, накопившейся за многие годы. То есть цель этой игры – оправдание ярости, подтверждение жизненной позиции: «никому нельзя доверять», что помогает избежать осознания собственных недостатков.

Роли. Игра НУПН рассчитана на двух игроков: Агрессора и Жертву. И ее следует отличать от игры «Подумайте, какой ужас!» (ПКУ), в которой три игрока: Агрессор, Жертва и Доверенное лицо. Водящий стремится обнаружить несправедливость, чтобы пожаловаться третьему лицу.

Антитезис. Наилучший антитезис для этой игры – корректное поведение. Если человек имеет дело с игроком в НУПН, то ему нужно четко и подробно оговорить все детали взаимоотношений и в дальнейшем строго их придерживаться.

Игра «Посмотри, что я из-за тебя сделал» (ПЧЯТС)

В своей классической форме это супружеская игра. Эрик Берн считает, что ей смело можно присудить первый приз по количеству разбитых браков. Однако в нее могут также играть и родители с детьми, и сотрудники на работе. Поскольку супружеские игры мы будем рассматривать в следующей группе, сейчас остановимся на варианте этой игры, который обычно разыгрывается на работе.

Тезис. Игрок, прикидываясь демократичным и разумным руководителем, просит своих подчиненных вносить предложения, умело уходя от принятия самостоятельных решений и возлагая всю ответственность на коллег. В дальнейшем любую свою ошибку он будет приписывать коллегам и подчиненным.

Антитезис и цель. Цель – оправдание ухода от ответственности. Жизненная позиция: «Я ни в чем не виноват». Антитезис – заставить Водящего самого принимать решения.

Группа 2. Супружеские игры

Эрик Берн пишет, что супружеские игры самые разнообразные из всех групп игр. В число наиболее распространенных, в частности, входят «Загнанная домохозяйка», «Если бы не ты», «Видишь, как я старался». Игру «Если бы не ты» мы рассмотрели ранее, расскажем о двух других.

Игра «Загнанная домохозяйка»

Тезис. Тезис этой игры очень простой. Женщина берет на себя все домашние дела, которые попадаются под руку. Она выполняет все требования мужа, детей, свекрови, соглашается со всеми их замечаниями. В результате она не знает, за что хвататься, ни одно из дел не может довести до конца или сделать хорошо, в итоге дети заброшены, она худеет, перестает следить за собой, вид у нее становится изможденным. Чтобы играть в эту группу (бессознательно, конечно), она и мужа себе выбирает соответствующего, который будет ей подыгрывать. Ей нужен такой, кто будет постоянно ее критиковать.

Антитезис. Миссис Уайт должна научиться отказываться делать сразу несколько дел (или, как говорит Эрик Берн, играть сразу несколько ролей) одновременно. А мужу важно перестать ей подыгрывать, то есть по сути он должен выйти из игры.

Цель. Роль Измотанного существа необходима этой женщине, чтобы поддерживать свое психическое равновесие. Она ищет себе мужа, похожего на ее собственную мать или бабушку, которые в детстве сильно ее критиковали. Эта ситуация привычна для нее. В браке она бессознательно старается ее воспроизвести. Кроме того, «на руку» такой женщине играет наше социальное окружение, которое поощряет уступчивость жены.

Игра «Видишь, как я старался»

Эрик Берн проиллюстрировал эту игру на примере заваленного работой человека, страдающего язвой желудка. Причем выделил три стадии этой игры в зависимости от того влияния, которое она оказывает на игроков.

Первая стадия. Главный игрок объявляет жене и друзьям, что у него язва. Он также сообщает им, что не намерен бросать работу. Это вызывает восхищение. Он, конечно, достоин уважения за то, что не играет в «Калеку».

Вторая стадия. Главный игрок держит в секрете от жены и друзей, что у него язва. Он продолжает работать, до тех пор пока однажды на работе ему не становится совсем плохо. Подобным поведением он будто говорит жене: «Видишь, как я старался». Она наконец-то должна оценить его по достоинству и пожалеть обо всех неприятностях, которые ему доставляла.

Третья стадия. Самый тяжелый вариант игры – неожиданное самоубийство Главного героя. Язва переходит в рак, а жена и не подозревает об этом. Муж лишает себя жизни, и смысл его предсмертной записки: «Видишь, как я старался». Когда нечто подобное происходит несколько раз с одной и той же женщиной, ей пора выяснить, в какую игру играет она сама.

Группа 3. Игры в компаниях

Эрик Берн приводит четыре игры, наиболее типичные для повседневной ситуации группового общения: «Подумайте, какой ужас!», «Изъян», «Гостьрастяпа» и «Почему бы вам не… – Да, но». Кратко рассмотрим все эти игры.

Игра «Подумайте, какой ужас!»

Часто «Подумайте, какой ужас!» – это не игра, а времяпрепровождение. Оно переходит в стадию игры, когда на словах игрок испытывает отчаяние, а в глубине души радуется, предвидя, сколько удовольствия он сможет извлечь из своего несчастья.

Эрик Берн делит людей, которым постоянно не везет, на три группы:

  • Те, кто навлекают на себе неприятности не умышленно, и не желают их;
  • Те, кто навлекают на себя несчастья неумышленно, но принимают их с благодарностью за предоставленные им возможности; в этом случае игра не планируется заранее, а является, по терминологии Фрейда, «добавочным урожаем»;
  • Те, кто сами напрашиваются на несчастья, например люди, которые во что бы то ни стало хотят лечь на операцию, ходят от хирурга к хирургу, пока не найдут такого, который бы согласился их прооперировать. Поведение такого человека с самого начала является игрой.

Игра «Изъян»

Игрок переводит депрессивную позицию своего внутреннего Ребенка «Я никуда не гожусь» в защитный механизм своего Родителя «Они никуда не годятся». Чтобы снять тревожность в отношении своей никчемности, такой человек должен постоянно уличать других. Поэтому игроки в «Изъян» не чувствуют себя спокойно с новым человеком, пока не обнаружат у него какой-нибудь недостаток.

Игра «Гость-растяпа»

Эрик Берн описывает типичный вариант этой игры.

Тезис. Уайт опрокидывает бокал с вином на вечернее платье хозяйки. Он говорит: «Извините, пожалуйста». Блэк (хозяин) нехотя произносит: «Ничего страшного». Уайт продолжает и дальше случайно разбивать и ломать вещи в доме Блэка. И за все это получает «прощение» от вежливых хозяев. Внутренний Ребенок Уайта приходит в замечательное настроение, поскольку он здорово набедакурил и сумел за все получить прощение.

Цель. Настоящий выигрыш в этой игре состоит не в удовольствии разрушения – для Уайта это как бы дополнительный выигрыш, – а в получении прощения. Отсюда становится очевидно, каким должен быть антитезис.

Антитезис состоит в том, чтобы отказать Уайту в прощении, которое он стремится получить. После слов Уайта «Извините, пожалуйста» Блэк, вместо того чтобы пробормотать: «Ничего страшного», – говорит: «Сегодня вечером вы можете проливать вино на платье моей жены, ломать мебель и портить ковер, но только не надо извиняться». Тем самым Блэк из всепрощающего Родителя превращается в объективного Взрослого, который полностью берет на себя ответственность за то, что пригласил Уайта в гости.

Игра «Почему бы вам не… – Да, но» (ПБВДН)

Тезис. Основные характеристики игры видны из следующего примера, взятого из книги Эрика Берна.

  • «Уайт (жена): Муж всегда хочет делать ремонт сам, но у него никогда ничего не получается так, как надо.
  • Блэк: Почему бы ему не взять несколько уроков у плотника?
  • Уайт: Да, но у него нет времени.
  • Блю (или кто-либо из компании): Почему бы вам не купить ему хорошие инструменты?
  • Уайт: Да, но он не умеет ими пользоваться.
  • Ред: А почему бы вам не пригласить плотника для ремонта дома?
  • Уайт: Да, но это слишком дорого.
  • Браун: Почему бы вам тогда не примириться с тем, как он все делает, и не довольствоваться этим?
  • Уайт: Да, но ведь все может просто рухнуть».

Итак, Водящий ставит проблему, а остальные участники предлагают разные варианты ее решения. Каждому решению Уайт противопоставляет очередное «Да, но». Хороший игрок может успешно отражать натиск очень долго, до тех пор, пока другие игроки не сдадутся.

Цель. Эрик Берн считает, что в ПБВДН играют не для того, чтобы получить ответ на свой вопрос (то есть игра не состоит в поиске Взрослым информации, чтобы решить проблему), а для того, чтобы внушить уверенность своему Ребенку и доставить ему удовольствие. То есть цель игры состоит в том, чтобы отвергнуть все варианты решения. Но истинной кульминацией игры является пауза, которая наступает, когда все участники уже не могут придумать приемлемого решения. Для Водящего это означает победу, так как он продемонстрировала всем остальным, что это они не могут справиться с ситуацией.

Антитезис. Если первый ход выглядит следующим образом: «Что бы вы стали делать в случае …?» – Берн предлагает отвечать: «Это действительно трудная проблема. А вы что собираетесь делать в этой связи?» Если игра начинается словами: «Мне не удалось то-то и то-то», – ответ должен быть: «Как жаль». Оба предложенных ответа достаточно вежливы, но при этом вполне способны привести Водящего в растерянность и сделать его игру очевидной.

Группа 4. Сексуальные игры

В эту группу включены следующие игры: «А ну-ка, подеритесь», «Динамо», «Чулок» и «Скандал». В большинстве случаев «водит» женщина. Это Эрик Берн объясняет тем, что тяжелые формы сексуальных игр, в которых главный игрок – мужчина, находятся на грани преступления (нередко переходят эту грань) и требуют совсем другой реакции и другого анализа. Они не являются предметом нашего исследования. Мы же рассмотрим игру, которая легла в основу многих художественных произведений.

Игра «А ну-ка, подеритесь» (АНКП)

Эрик Берн обращает наше внимание на то, что эта модель поведения может быть не только игрой, но и маневром или ритуалом.

  • Маневр. Женщина ловко сталкивает двух мужчин, давая им понять или даже пообещав, что будет принадлежать победителю. Когда «сражение» окончено, она выполняет свое обещание. Это честное взаимодействие, без элементов игры.
  • Ритуал. В этом случае АНКП провоцирует не женщина, а окружающие ее люди. Двое мужчин сражаются за женщину. При этом неважно, хочет она этого или уже сделала свой выбор. Если побеждает не ее избранник, то она все равно может достаться победителю.
  • Игра. Женщина, устроив состязание между двумя соперниками, исчезает с третьим. И получает внутреннее и внешнее психологическое «вознаграждение», которое следует из позиции: честное состязание – для глупцов.

Заключение

К сожалению, все мы играем друг с другом в игры. Но интенсивнее всех играют люди, утратившие душевное равновесие. С наибольшей отдачей играют два типа людей, которых Берн называет Брюзгой и Ничтожеством (или Обывателем).

Брюзга

Брюзга – это мужчина, обиженный на свою мать, или женщина, обиженная на отца. Как правило, они обижены на родителей с раннего детства. Наверное, у них есть свои «детские» причины для обиды, например, возможно, в раннем детстве мать мальчика заболела и долго лежала в больнице. Или отец рано ушел из семьи, а девочка восприняла это как предательство. Такие дети с тех пор остаются обиженными на весь мир.

Ничтожество или Обыватель

Эрик Берн пишет, что в каждом из нас есть частица от игрока Ничтожества. Все мы порой ведем себя неуместно или бестактно. Поэтому цель каждого – свести эту игру до минимума. Ничтожество – это человек, сверхчувствительный к влиянию своего Родительского Я. Внутренний Родитель у такого человека в критические моменты вмешивается в его состояние Взрослого, и спонтанное поведение Ребенка, что вызывает у этого человека неуместное или бестактное поведение.

И в завершение еще раз добавим, что игры – это только суррогат истинной близости. И наша задача понять, в какую игру мы играем, и выйти из нее, потому что только так мы сможем добиться истинной близости с другим человеком. По большому счету только так мы сможем быть по-настоящему счастливыми. В этом обзоре рассмотрены далеко не все игры, которые анализирует Эрик Берн в своей знаменитой книге. Если вы не нашли свою, читайте книгу Берна «Игра, в которые играют люди», и наверняка поймете, что нужно делать именно вам.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *