Перейти к контенту →

Фрикономика. Стивен Левитт, Стивен Дабнер. Краткое содержание

О скрытых причинах «всего на свете»: как с помощью экономических законов устанавливать взаимосвязи разных явлений

Современный мир, несмотря на кажущуюся сложность, не такой уж непознаваемый и непроницаемый — нужно только уметь задавать правильные вопросы. Именно это хорошо получается у экономиста Стивена Левитта. Совместно с журналистом Стивеном Дабнером он написал книгу, смысл которой состоит в исследовании с помощью экономических законов и статистики скрытых причин «всего на свете».

Экономика с ее законами и измерениями позволяет с высокой степенью надежности исследовать информацию и определять уровни влияния разных факторов на определенные события. При рассмотрении любого дела, прежде всего, необходимо обращать внимание на стимулы. Представьте риелтора, который занимается продажей вашего дома. По данным чикагского рынка недвижимости, риелторы продают свои собственные дома в среднем на 10 дней дольше и на три процента дороже. Почему так получается? При продаже вашего дома риелтор соглашается на первое же подходящее предложение, поскольку разница в комиссии, которую он получит, продав дом за 300 тысяч или 310, составит лишь 150 долларов. Таким образом, у него нет стимула бороться за более высокую цену.

Другой пример — расходы политиков на избирательную кампанию. Есть мнение, что выборы обычно выигрывает тот кандидат, который потратил на избирательную кампанию больше средств. И это логично вовсе не потому, что он подкупает жителей внешней мишурой, а по той причине, что на популярного кандидата сами граждане жертвуют больше денег, тем самым увеличивая его бюджет.

В своей книге авторы основывались на нескольких фундаментальных идеях.

  • стимулы являются краеугольным камнем современного мира;
  • общепринятая точка зрения часто оказывается ошибочной;
  • к значительным последствиям в будущем часто приводят незаметные причины;
  • эксперты используют информационное преимущество для решения своих собственных задач;
  • если вы знаете, что и как измерять, то мир не будет казаться вам таким запутанным.

Они рассмотрели взаимосвязи явлений, которые, на первый взгляд, никак не связаны между собой, например, нашли общее между школьными преподавателями и борцами сумо. В обзоре мы расскажем о некоторых, наиболее интересных, их исследованиях и выводах.

Что общего между школьными преподавателями и борцами сумо?

Система стимулов работает в нашем сознании еще с детства. Если вы прикасаетесь к раскаленной плите, то обжигаете палец, а если приносите из школы одни пятерки — получаете новый велосипед. Экономисты любят стимулы, ведь — это, по сути, способ побуждения людей делать больше хороших вещей и меньше плохих.

Существует три разновидности стимулов: экономические, социальные и моральные. Часто схема стимулирования включает в себя элементы всех трех видов. Например, кампания против курения в США одновременно включала в себя дополнительный налог на порок (экономический), запрет курения в ресторанах и барах (социальный) и заявления о финансировании террористов за счет нелегальной торговли сигаретами (моральный).

Однако у каждого стимула есть и своя темная сторона. Почти любой человек готов обмануть, если ставки достаточно высоки.

С 1996 года система государственных школ Чикаго начала пользоваться итоговым тестированием. В соответствии с новой системой школа, ученики которой плохо справлялись с экзаменом, находилась на испытательном сроке, и, если в следующем году неудача повторялась, закрывалась. Ученики третьего, шестого и девятого годов обучения могли перейти в следующий класс, только сдав этот стандартизированный тест, получивший название «Тест штата Айова по оценке основных навыков».

То, что у учеников были стимулы для обмана, стало очевидно с самого начала. Проблемой стало то, что и учителя получили основания для обхода системы, ведь те педагоги, чьи ученики получали низкие оценки на итоговом тестировании, могли не продвинуться по службе или получить выговор. В ходе исследования результатов теста выяснилось, что к обману склонны в равной степени и мужчины, и женщины. Статистика показывает, что обманщик обычно младше среднего возраста и обладает сравнительно низкой квалификацией.

История борцов сумо выглядит еще более устрашающей. Известно, что обман и спорт часто идут рука об руку, а в Японии сумо— не только национальный вид спорта, но и священное действо, связанное с религией, военными и историческими традициями. Рейтинг борца зависит от его результата по итогам турнира среди представителей элиты. Чтобы повысить рейтинг, нужно выиграть на турнире хотя бы восемь из пятнадцати поединков. Соответственно, именно восьмая победа — самая важная для каждого спортсмена. Понятно, что к бою, в котором встречаются сумоист, уже добившийся восьмой победы, и борец, имеющий шанс на решающую восьмую победу, эти спортсмены подходят по-разному. Результаты таких боев, показывают, что борец, имевший худшую статистику, выигрывал восемь из десяти поединков. При этом те же самые борцы в боях, не имеющих решающего значения, но с теми же оппонентами выигрывают лишь в 40% случаев. Такая статистика дает возможность с высокой долей вероятности утверждать, что борцы сумо проводят договорные поединки. При третьей же встрече вероятность выигрыша выравнивается на уровне 50%. Это говорит о том, что договоренности заключаются только на два поединка.

Еще один пример обмана — история с воровством бубликов. Авторы рассказали о Поле Фельдмане, который в какой-то момент жизни решил покинуть свою работу в исследовательском институте и открыть свой бизнес по продаже бубликов в офисах. Ежедневно он оставлял бублики в столовой и вместе с ними корзинку для сбора денег. Оказалось, что в лучшем случае порядка 90% бубликов были оплачены, кроме того, вскоре ему пришлось заменить корзинку на фанерный ящик с крышкой, поскольку деньги стали исчезать. Эксперимент Фельдмана позволил отметить следующую тенденцию: общий показатель возврата денег за бублики после 11 сентября 2001 года подпрыгнул до 89% и с тех пор не снижался. Возможно, это связано с чувством патриотизма и усилением сострадания. Также он заметил, что в небольших компаниях доля возврата несколько выше. Кроме того, доля возвратов увеличивается в хорошую погоду, а сотрудники, стоящие выше на карьерной лестнице, склонны обманывать чаще.

Что общего у ку-клукс-клана с риелторами?

Ку-клукс-клан был основан шестью бывшими солдатами армии Конфедерации в городе Пуласки, штат Теннесси, сразу же после окончания Гражданской войны. Очень быстро из кружка единомышленников, катавшихся на лошадях в белых простынях, клан превратился в террористическую организацию, целью которой стало запугивать и убивать бывших рабов. В истории клана было множество падений, но организация всегда возрождалась, благодаря таинственности и поддерживающей ее системе шифров.

Обрушил ее человек по имени Стетсон Кеннеди, чью няню привязали к дереву, избили и изнасиловали куклуксклановцы. Кеннеди решил бороться с кланом, войдя в его ряды. Познакомившись в баре в Атланте с членом ку-клукс-клана, он вошел в него и изучил всю систему шифров и сложную организационную машину. Затем Кеннеди передал всю полученную информацию в радиошоу «Приключения Супермена», и вскоре вся страна знала секретные шифры куклуксклановцев. Секретное знание превратилось в оружие для осмеяния клана. Кеннеди удалось побороть ку-клукс-клан на Севере США (на Юге он так и не умер до конца), потому что он понимал мощь информации.

Как только информация попадает в неправильные руки, ее преимущество переходит к другой стороне. Так, в конце 1990-х годов было замечено стремительное снижение стоимости полисов страхования жизни. Почему это произошло? Появился Интернет, благодаря которому каждый пользователь мог за несколько минут сравнить цены на страховые полисы в разных компаниях, более того, вскоре начали работу специальные сервисы, сводящие расценки всех компаний на один сайт.

Информация вооружает экспертов мощным оружием против клиента — страхом. Риелторы, продавая ваш дом, могут использовать как минимум два повода для страха: что дом может быть продан дешевле настоящей цены или не продан вовсе. Найдя более-менее подходящего покупателя, риелтор расскажет вам, что 300 тысяч прекрасная цена и что соседний с вами дом, который явно красивее и больше вашего, не может продаться уже шесть месяцев. Риелтор превращает информацию в средство устрашения. Кроме того, в мире торговой недвижимости существует своя система шифров, наподобие куклуксклановцев. Так, если в объявлении написано «дом в хорошем состоянии», то знающий человек сразу поймет, что дом старый, но еще не разваливается на части. В объявлениях о действительно хороших домах содержатся конкретные описания (гранитный, новый, кленовый) и совсем нет бессмысленных прилагательных (прекрасный, сказочный, фантастический).

Злоупотребление информацией происходит и в частной жизни людей. Подумайте, о чем вы рассказываете на собеседованиях при приеме на работу, какие данные публикуете на сайтах знакомств. Проанализировав один из таких сайтов, исследователи пришли к выводу, что его пользователи значительно богаче, выше, стройнее и привлекательнее среднестатистических жителей страны. Одна из главных причин неудачи при размещении объявления на сайте знакомств — отсутствие фотографии. Мужчина без фотографии получает в четыре раза меньше писем, чем лысеющий ловелас с низким доходом и средним образованием. Интересно, что большинство людей указывают «не имеет значение» в графе «раса потенциальных партнеров», однако, 90% белых мужчин отправляют свои письма исключительно белым женщинам. То есть, очевидно, существует пропасть между тем, что мы говорим на публике, и тем, что мы на самом деле имеем в виду.

Почему наркодилеры продолжают жить со своими матерями?

Исследователь из Чикагского университета Судхир Венкатеш, занимаясь исследованием бедности среди молодых людей, столкнулся с бандой наркоторговцев, которая заставила его изменить взгляд на сбор данных. Обычное анкетирование, содержащее ответы от «очень хорошо» до «очень плохо», здесь не подходило, поэтому он просто проводил время с бандой, изучая их жизнь. Так ему удалось выяснить, насколько сложной оказалась структура группировки торговцев крэком. Организация ее работы очень походила на компанию «Макдоналдс». Лидер банды подчинялся совету директоров, которому платил около 20% от доходов. В его подчинении находились «инфорсер» (отвечал за безопасность членов банды), казначей и курьер. На следующей ступени находились уличные торговцы, или пехотинцы. Доходы распределялись в соответствии со ступенью на этой организационной лестнице: лидер банды получал по 66 долларов в час, его офицеры — по 7 долларов, а пехотинцы — по 3,3 доллара, что даже меньше прожиточного минимума. Однако надежда на то, что уличный торговец может проявить себя и дорасти до офицера или даже главаря банды не отпускала их, поэтому они продолжали рисковать своей жизнью и жить с матерями, ведь ни на какое другое жилье им денег просто не хватало.

 

Появление крэка на американском рынке оказало огромное влияние на жизнь чернокожих. Во-первых, впервые, участвуя в уличной банде, можно было заработать себе на жизнь. Как мы уже выяснили, заработки были небольшими, однако ранее работа на улице не оплачивалась вовсе. Кроме того, сравнительно недорогой крэк быстро приобрел популярность среди чернокожего населения США. Сразу после его появления смертность детей, показатель которой за последние десять лет стабильно снижался, вновь начала расти. Увеличился разрыв в оценках между черными и белыми учениками школ, в три раза выросло число чернокожих, отбывающих наказание в тюрьмах, количество убийств в среде молодых черных городских жителей подскочило в четыре раза.

Куда исчезли все преступники?

Снижение преступности в начале 1990-х годов сопровождалось расцветом экономики США. Поэтому большая часть экспертов высказывалась именно о сильной экономике как об однозначной причине этого явления. В целом, вполне справедливо, что более активный рынок труда может снизить число преступлений с четкой финансовой мотивацией: кражи, грабежи, угоны автомобилей. Однако как сильная экономика могла повлиять на количество убийств, телесных повреждений, изнасилований? А ведь именно число убийств в 1990-х годах снизилось значительно больше по сравнению с другими преступлениями. Вспомним, кроме того, 1960-е годы, которые также характеризовались расцветом американской экономики и которые сопровождались резким ростом числа преступлений, связанных с физическим насилием.

В данном случае правильнее говорить не о снижении преступлений в 1990-е, а о росте их в предшествующий период. Только к 1980-м годам судебная система США стала жесткой. За 20 лет количество людей, приговоренных к тюремному заключению за торговлю наркотиками, увеличилось в 15 раз. Одновременно были увеличены сроки заключения за преступления, связанные с физическим насилием. Эти меры привели к тому, что к 2000 году в американских тюрьмах отбывали наказание более двух миллионов человек: в 4 раза больше по сравнению с 1972 годом.

Еще одна причина снижения преступности — увеличение численности полиции. Когда преступность растет, люди стремятся к защите и находят больше денег на содержание полиции. По этой причине полицейских обычно больше именно там, где выше уровень преступности. Если вернуться к анализируемому периоду времени, можно заметить, что к 1985 году из-за социальных и экономических причин число полицейских по сравнению с 1960 годом сократилось на 50%. Это создало для преступников сильные позитивные стимулы. Однако к 1990-м годам философия изменилась, и по всей стране начался массовый прием на работу в полицию. Прием на работу дополнительных полицейских объясняет примерно десятую часть общего падения уровня преступности в 1990-х.

В качестве причины снижения уровня преступности обычно упоминают еще один фактор — инновационные стратегии работы полиции. Они были разработаны и применялись шефом полиции Нью-Йорка Уильямом Браттоном. Их суть заключалась в том, что полицейские в обязательном порядке должны были обращать внимание на любые, даже самые мелкие правонарушения, ведь человек, перепрыгнувший через турникет, может находиться в розыске за убийство. Такая стратегия работы действительно могла оказать небольшое влияние на уровень преступности. Однако число правонарушений начало снижаться еще до прихода Браттона, причем по всей стране, а не только в Нью-Йорке, а значит, инновационные стратегии все-таки тут ни при чем.

Более жесткий контроль над распространением оружия также не мог оказать сильного влияния на уровень преступности. В то время как люди кричат, что в США слишком много оружия, они забывают о Швейцарии, где каждый взрослый человек получает оружие для исполнения воинской повинности и может хранить его дома. А ведь именно эта страна считается самой безопасной в мире.

Авторы считают, что существенное влияние на снижение преступности оказали не перечисленные выше факторы, а изменения на рынке торговли крэком. Раньше пехотинцы, стремясь дослужиться до офицеров или главарей, стремились продать больше наркотиков на улице, часто убивая своих конкурентов. Когда пузырь лопнул, и цены на кокаин, а вместе с ним и прибыли, снизились, эта борьба потеряла свою привлекательность: больше никто не хотел подставлять свою голову под пули.

Последние объяснения связаны с демографическими факторами: старением населения и легализацией абортов. Ожидания экспертов, что скоро подрастут подростки-суперхищники, способные ввергнуть страну в хаос, не оправдались. На самом деле доля подростков в общем объеме населения не росла столь значительными темпами. Основной рост населения в 1990-х годах происходил в старшей возрастной группе. А легализация абортов снизила число детей, появившихся на свет в неблагополучных условиях, и тем самым уменьшила количество потенциальных преступников.

Вопрос абортов и их поддержки до сих пор вызывает множество споров в мире. Однако связь между абортами и преступлениями позволяет сделать следующий вывод: когда правительство дает женщине возможность самостоятельно принять решение относительно аборта, она сама вычисляет, способна ли вырастить этого ребенка.

Что делает родителей идеальными?

За последние десять лет в США появилась целая армия экспертов в области воспитания детей. Но, к сожалению, чаще всего они противоречат друг другу и даже самим себе. Родители чересчур восприимчивы к «страшилкам» таких экспертов, и слишком часто боятся не того, чего действительно нужно бояться. Например, они с легкостью отпустят свою дочь поиграть к подруге, у которой есть плавательный бассейн, но не разрешат ей пойти в дом, о котором известно, что там хранят оружие. При этом статистика показывает, что шансов утонуть у ребенка в сто раз больше, чем погибнуть в результате игры с огнестрельным оружием.

Чтобы научиться справляться со страхами, необходимо оценить вероятность той или иной смерти в расчете на каждый час нашей жизни. Например, принято считать, что самолет намного безопаснее автомобиля, ведь в год в результате автокатастроф в США погибают около 40 тысяч человек, а в авиакатастрофах — менее одной тысячи. Однако в самолете мы проводим намного меньше времени, и в пересчете на час шансы погибнуть в самолете или за рулем автомобиля оказываются примерно одинаковыми.

Почти все родители уверены, что их ребенок сможет преуспеть, если будет посещать правильную школу. Однако существуют данные, что дети, которые учились в лучших школах Чикаго, не получили практически никаких преимуществ в образовании.

Еще один вопрос, который рассматривают авторы книги, затрагивает разницу доходов чернокожих и белых граждан США. Оказывается, разрыв практически идентичен разрыву в отметках на уровне восьмого класса школы. Исследователи пытаются объяснить разницу в уровне образованности бедностью, генетической предрасположенностью, явлением «летнего отката», расовыми предубеждениями в процессе тестирования, нежеланием вести себя как «белые». В конце 1990-х годов Департамент образования США запустил широкомасштабный проект под названием Early Childhood Longitudinal Study (ECLS), чтобы вычислить прогресс в учебе более 20 тысяч детей. Данные, в том числе, показали, что черные дети учатся хуже не из-за генетической предрасположенности, а потому, что чаще всего являются выходцами из малообразованных и бедных семей. Кроме того, можно говорить о более низком качестве образования, ведь среднестатистический черный ребенок посещает школу, где учатся около 60% чернокожих, тогда как белый ребенок посещает школу, число чернокожих учеников которой не превышает 6%. Всего же было определено 8 факторов, которые довольно сильно коррелируют со школьными отметками. Это хорошее образование родителей, значимый социально-экономический статус, возраст матери при рождении ребенка, достаточный вес при рождении, язык, на котором говорят родители дома, является ли ребенок приемным, наличие в доме множества книг. Эти факторы показывают, что важно не то, что делают родители, а то, какими они являются.

Неужели «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет?»

Роланд Фрайер-младший пришел к выводу, что на разницу между черными и белыми детьми влияет и тот факт, что чернокожие родителями дают своим детям имена, которые коренным образом отличаются от имен их белых сверстников. Причем это различие сформировалось относительно недавно. До начала 1970-х годов типичные имена черных детей очень напоминали имена белых. Уже к 1980 году черный ребенок, как правило, получал имя, которое встречается в 20 раз реже у белых детей. Основная причина этого, видимо, связана с развитием движения «Черная сила», пропагандировавшего африканскую культуру и боровшаяся с учением о «превосходстве белой расы». Сегодня редко можно встретить человека с прической в стиле афро, еще реже встречаются люди в африканской одежде, а вот множество имен принадлежат исключительно представителям негритянской расы. Удалось выяснить, что негритянское имя чаще всего своему ребенку дает незамужняя, небогатая и недостаточно образованная молодая мать, живущая в негритянском районе и сама имеющая типично негритянское имя.

Как влияет имя на дальнейшую жизнь ребенка? Данные показывают, что в среднем человек с типичным негритянским именем живет хуже, однако в этом виновато не имя. Имя является индикатором, а не причиной дальнейшей судьбы.

В целом анализ показал, что родители, выбирая то или иное имя для своего ребенка, понимают, что имя само по себе не окажет решающее воздействия на его будущее, однако, называя ребенка Уинером (англ. «победитель») или Лузером (англ. «неудачник»), они посылают сигнал о своих ожиданиях.

Два пути в Гарвард

У книги «Фрикономика» нет единой идеи. Есть только несколько принципов, которые могут быть применимы в повседневной жизни. Смысл фрикономики заключается во внимательном наблюдении за тем, как ведут себя люди в реальном мире. Возможно, прочитав эту книгу, вы поставите забор возле плавательного бассейна, но, скорее всего, вы просто станете с большим скепсисом относиться к расхожим мнениям, возможно, вы займетесь поиском и анализом новых данных, которые позволят найти баланс между интеллектом и интуицией.

В заключение авторы предлагают сравнить две судьбы. Черный мальчик жил в неблагополучном районе, мать его бросила во младенчестве, а отец частенько бил. Сейчас ему 27 лет, и он гарвардский экономист, изучающий проблемы чернокожего населения. А белый мальчик из престижного района Чикаго, родившийся в семье уравновешенных и любящих родителей, поступил в Гарвард, а потом его дела пошли не так хорошо. Его имя Тед Качинский, известный также как Унабомбер, тот самый преподаватель из Беркли, который рассылал бомбы в посылках по университетам и авиакомпаниям, пытаясь донести свои идеи о защите природы. В результате его действий погибли три человека, 23 пострадали. Выводы напрашиваются сами собой: доверяйте статистике, но проверяйте. И не забывайте об эффекте случайности.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *