Перейти к контенту →

Давид и Голиаф: Как аутсайдеры побеждают фаворитов. Малкольм Гладуэлл. Краткое содержание

Основные идеи

  • Поединок Давида и Голиафа и по сей день толкуют неправильно – нам трудно осознать, что преимущества сильного на деле часто оказываются недостатками.
  • “Аутсайдером” был на самом деле не ловкий юноша Давид, а неповоротливый великан Голиаф.
  • И у маленькой страны есть шансы победить могущественного противника, если она станет бороться с ним по своим собственным правилам.
  • Дополнительные усилия или избыток ресурсов не всегда бывают во благо. Есть точка, после которой они начинают действовать во вред.
  • Большое число учителей, позволяющее сокращать размер классов, или богатые родители совсем не означают для детей лучшее образование или блестящее будущее.
  • Человеку со средними способностями лучше быть “крупной рыбой” в “маленьком пруду”: так он получит больше возможностей для самореализации.
  • Люди, нашедшие в себе силы преодолеть серьезные ограничения – например, дислексию, – нередко достигают огромных успехов.
  • Если испытания не сломили человека, то он закаляется и делается сильнее. Общество нуждается в таких людях.
  • Власти должны соблюдать легитимность и прислушиваться к мнению окружающих – иначе они провоцируют неповиновение.
  • Ужесточение наказаний далеко не всегда приводит к снижению преступности.

“Преимущества недостатков и недостатки преимуществ”

В нашей повседневной жизни мы без конца сталкиваемся с разнообразными трудностями и проблемами, которые порой кажутся нам непреодолимыми. Подобно Давиду, вступившему в поединок с великаном Голиафом, мы постоянно противостоим болезням, неудачам, притеснениям… Если задуматься, можно сделать два важных вывода. Во-первых, эта борьба позволяет нам открыть и развить в себе много хороших черт. Во-вторых, оказывается, что могущество грозных, казалось бы, великанов нередко оборачивается слабостью. Понимая, что нам недостает грубой силы, мы становимся находчивей, совсем как израильский пастух Давид в единоборстве с Голиафом, самым грозным воином филистимлян. Выходя на неравный бой с могучим великаном, Давид отказался от тяжелых доспехов и взял с собой только посох, пращу и несколько камней из ручья. Исход поединка известен: пораженный камнем в лоб, Голиаф упал на землю, Давид схватил меч врага и отрубил ему голову.

Мораль этого библейского сюжета совсем не в том, что слабый может вопреки всем ожиданиям одолеть сильного. Такое толкование было бы ошибочным. В армиях древности пращники играли важную роль – они представляли немалую опасность для тяжелой пехоты, годной лишь для рукопашного боя. Воинам, наблюдавшим поединок, наверное, сразу было ясно, что ловкий пращник победит неповоротливого силача. Давиду почему-то не верил поначалу только царь Саул. Так же и мы, подобно царю Саулу, часто упускаем из виду, что недостаток физической силы вполне можно компенсировать быстротой и внезапностью атаки. Как и он, мы неправильно оцениваем возникшего перед нами Голиафа: вместо того чтобы разглядеть недостаток в его неповоротливости, мы в страхе отступаем перед его мощью. Потому и выходит, что мы почти всегда неверно понимаем действительность – видим силу в том, что на самом деле является слабостью.

Слабые побеждают не так уж редко

Из всех войн, которые крупные государства когда-либо вели со значительно более мелкими, почти треть выиграли мелкие. А если учитывать еще и те случаи, когда слабые отказывались воевать по правилам сильных, используя тактику партизанской борьбы (как, например, Лоуренс Аравийский, участвовавший в арабском восстании против Османской империи), то победы слабых составят уже две трети.

Победы якобы слабых над якобы сильными – нередкое явление и в спорте. Баскетбольная команда, которая совсем не сильна в нападении, вполне способна одолеть самого опытного противника, если последовательно сосредоточится на тактике защиты, или “прессинга”, когда мяч все время перехватывается у атакующего игрока. Правда, такая победа, как правило, достается ценой огромных усилий. Зная об этом, те, кто заранее настроен на неудачу, боятся прибегать к необычным, рискованным тактикам. К “дерзким” поступкам склонны оказавшиеся в безвыходном положении, большинство же людей от них удерживает их статус и репутация; мало кто готов поставить на карту свое доброе имя.

Мешают ли деньги воспитанию детей?

Очевидно, всегда можно найти какой-то переломный момент, за которым преимущество превращается в недостаток. Это легко показать на примере образовательного процесса. Родители всех стран мира предпочитают, чтобы их дети учились в маленьких, а не в больших группах – есть мнение, что так обучение проходит лучше. Местные власти послушно реагируют на эти пожелания, привлекая все больше учителей и раздробляя большие классы.

Однако подавляющее большинство научных исследований свидетельствует о том, что малочисленность группы учащихся сама по себе ни к каким положительным результатам не приводит. Для создания оптимальных условий классы не должны быть ни слишком большими, ни слишком маленькими. В маленьких группах задирам, склонным к доминированию, легче подчинить себе весь коллектив, чем в больших. А более робким детям в такой ситуации трудно сохранять гармоничные отношения со сверстниками, труднее найти друзей с похожими потребностями и интересами, и они замыкаются в себе. В маленьком классе, кроме того, не остается места “для разнообразия мыслей и впечатлений, без которого невозможно полноценное развитие личности”. Многие учителя, к сожалению, не понимают, что с десятью учениками надо работать совсем иными методами, нежели с тридцатью.

Воспитание в богатой семье может негативно сказаться на судьбе человека, а тяжелое детство среди нищих иммигрантов – наоборот, положительно. Все дело в мотивации: желание вырваться из нужды и бедности – мощный стимул, способствующий воспитанию сильной личности. А если ребенок растет в атмосфере достатка и роскоши, то он этого стимула лишается – у него и так уже все есть! Переломной точкой, после которой большие заработки начинают значительно усложнять задачи родителей, в США можно считать годовой доход семьи в 75 тысяч долларов.

Лучше быть большой рыбой в маленьком пруду

Когда вы делаете какой-нибудь ответственный выбор – например, выбираете университет для сына или дочери, – то, как правило, есть вариант, который считают наилучшим “все”. Однако то, что оптимально с точки зрения большинства, далеко не обязательно подойдет вашим детям. Важно понять, что для вас лучше – стать одной из множества рыбешек, кишащих в большом пруду, или найти для себя маленький пруд, в котором вы будете крупной рыбой. Именно перед такой дилеммой оказались в 1870-х годах художники-импрессионисты. В то время картину можно было продать только в том случае, если она выставлялась на ежегодной экспозиции в знаменитом парижском Салоне. Критерии отбора полотен для этой выставки были подчеркнуто консервативными, так что художники-новаторы неизменно терпели неудачу. Успех пришел к импрессионистам только тогда, когда они отказались от этого общепринятого пути и начиная с 1874 года стали устраивать свои собственные небольшие выставки.

Мы сравниваем себя не со всем населением планеты, а только с людьми из нашей среды. Если в нашем окружении оказываются люди более способные или счастливые, то мы начинаем ощущать себя неудачниками или жертвами. Именно поэтому в самых благополучных странах самый высокий процент самоубийств, а студенты престижных университетов чаще бросают учебу. В элитных учебных заведениях комфортно чувствуют себя только настоящие таланты, у остальных же формируется заниженная самооценка. Поэтому программы льгот, облегчающие поступление в лучшие вузы для представителей различных меньшинств, могут быть палкой о двух концах: полагая, что мы предоставляем этим людям преимущества, мы на самом деле снижаем их шансы на академические успехи и престижную карьеру. “Маленький пруд” предоставляет необходимую степень свободы; нам же его размер кажется таким же недостатком, как небольшой рост Давида рядом с великаном Голиафом.

Обращайте свои ограничения в преимущества

Как это ни парадоксально, чем труднее разобрать шрифт в академическом тесте на аналитические способности, тем лучше в среднем студенты с ним справляются. Объясняется это тем, что когда нам приходится прилагать усилия при чтении вопросов, мы более напряженно думаем и над ответами. Трудности и препятствия оказываются подчас весьма полезны.

 

Еще один показательный пример: с одной стороны, из людей, страдающих дислексией, очень многие попадают за решетку, но с другой – поразительно много дислектиков можно встретить среди успешных предпринимателей. Это, например, британский миллиардер Ричард Брэнсон или исполнительный директор компании Cisco Джон Чемберс. Не способные быстро читать, дислектики совершенствуют в себе умение внимательно слушать. Они просто вынуждены развивать в себе навыки, которые помогли бы компенсировать их недостаток. Благодаря этому они получают важное преимущество: у них появляется свойство, отличающее всех новаторов, – неприятие конформизма, готовность идти своим путем, порой вразрез с мнением консервативно настроенного большинства.

Что убивает одних, то других делает сильнее

Если человек оказывается перед лицом страшных испытаний, он совсем не обязательно должен реагировать на них каким-то одним определенным образом. Этот факт часто не принимают в расчет. Перед Второй мировой войной в правительстве Великобритании полагали, что если немцы начнут бомбить Лондон, то население города будет повергнуто в панику. Однако на деле вышло иначе: лондонцы проявили мужество и выдержку. Уцелевшие после ночных налетов чувствовали себя даже лучше, чем прежде, – их воодушевляло, что вражеские бомбы не причинили им вреда. А раненых и морально подавленных было не настолько много, чтобы изменить общее настроение горожан.

Перенесенная в детстве тяжелая травма способна породить две противоположные поведенческие модели. У преступников и политиков есть одна общая особенность: и те и другие в большинстве своем потеряли в детстве одного из родителей. Американский врач, специалист в области лейкемии, Джей Фрайрайх имел мужество испытывать на больных детях спорные, но в конце концов оказавшиеся успешными методы лечения, потому что его собственное тяжелое детство научило его сохранять присутствие духа и не обращать внимания на мнение окружающих. Он стойко выдерживал давление, потому что ему приходилось испытывать и худшее. Общество нуждается в людях, преодолевших душевные травмы.

Победа путем провокации

Долгое время борьба за гражданские права негров в южных штатах США казалась безнадежным делом – расистские настроения большинства не оставляли им шансов на успех. В 1960-х годах ситуация изменилась: Мартин Лютер Кинг и его соратник Уайатт Уокер сумели сыграть на том, что у чернокожих американского Юга веками формировалось мировоззрение угнетенного народа. Поэтому вполне оправданными и “легитимными” казались такие методы борьбы, как нарушение законов, намеренно ложное истолкование указов властей, плутовство и мошенничество (нередко в духе известных сказочных персонажей, Братца Кролика, например).

Активисты всячески сбивали с толку полицию – Уокер звонил в участок и, изменив голос и акцент, сообщал о якобы готовящемся в городе марше протеста “ниггеров”. Стратегия борцов за гражданские права заключалась в том, чтобы ложными сообщениями о выступлениях провоцировать полицейских до тех пор, пока те не покажут свое истинное лицо. Это и произошло в Бирмингеме (штат Алабама): попавшись на уловку, местный шериф не остановился даже перед тем, чтобы спускать собак на участвующих в протесте школьников и отправлять их в тюрьму. Активисты добились своего: фотография полицейской овчарки, нападающей на черного подростка, была опубликована на первых полосах всех ведущих американских газет.

Вместо наручников – индейка ко Дню благодарения

Без соблюдения законности даже могущественный становится бессильным. В 1960-х годах, когда в Северной Ирландии вспыхнула гражданская война, британские военные проявили излишнюю жесткость и допустили ряд злоупотреблений. В результате местные католики стали воспринимать их как представителей врагов-протестантов, с которыми не может быть никакого компромисса. Так попытка уладить конфликт привела к его резкому усугублению.

С помощью грубой силы трудно усмирить не только мятежный народ, но и социальные низы. В Браунсвилле – одном из самых криминогенных районов Нью-Йорка – полиция попробовала применить новую тактику. Полицейские закупали для бедных семей индеек ко Дню благодарения, водили подростков к врачам, искали им работу на лето, устраивали с ними баскетбольные матчи. В итоге количество ограблений и задержаний в Браунсвилле заметно снизилось.

Наказание может быть слишком суровым

В 1992 году в калифорнийском городе Фресно произошла трагедия: двое преступников напали на восемнадцатилетнюю Кимбер Рейнольдс и, выхватив у нее сумку, застрелили. Оба грабителя были наркоманами и имели по нескольку судимостей; один из них был только что освобожден условно-досрочно. Этот вопиющий случай повлек за собой ужесточение законодательства. Благодаря активной деятельности отца девушки Майка Ренольдса в Калифорнии был принят так называемый закон трех преступлений: за второе тяжкое преступление осужденный получает срок вдвое больше предусмотренного законом, а за третье правонарушение – каким бы оно ни было – автоматически назначается пожизненное заключение. В результате число заключенных выросло вдвое, а количество убийств и грабежей уменьшилось приблизительно на 40%. Связано ли сокращение преступности с ужесточением наказаний – спорный вопрос: дело в том, что нарушений стало меньше и в других штатах, где “закон трех преступлений” не вводили.

В 2012 году закон был по настоянию общественности штата заметно смягчен. То, что в некоторых случаях кража пиццы каралась так же сурово, как убийство, люди воспринимали как недоразумение. Кроме того, жесткие меры не всегда давали позитивный результат; если они и служили сдерживающим фактором, то лишь до некоторой степени. Если преступники, к примеру, наркоманы, то они не задумываются о соотношении выгод и рисков планируемых ими правонарушений. Им все равно, какое наказание их ожидает. Кроме того, нельзя забывать о том, как “переизбыток закона и порядка” сказывается на членах семей заключенных, особенно на детях. Если родители попадают за решетку, дети очень часто тоже становятся преступниками. Когда родителей лишают свободы, это “повышает вероятность детской преступности на 300–400%, а серьезных психических расстройств – на 250%”.

Какой же можно сделать вывод? Наказания нельзя ужесточать бесконечно: согласно закономерности, которая иллюстрируется “перевернутой U-образной кривой”, в конце концов настает момент, начиная с которого негативные последствия драконовских законов все больше преобладают над позитивными. Это та же логика, что действует в случае с численностью школьных классов, которую можно уменьшать только до некоторого предела, после которого обучение становится неэффективным. “Стратегия, дающая положительные результаты поначалу, после определенного момента перестает работать”.

Об авторе

Малкольм Гладуэлл – известный американский журналист, постоянный корреспондент журнала The New Yorker, автор научно-популярных книг, в том числе бестселлеров “Сила мгновенных решений” и “Переломный момент”.

Цитаты

  • “В представлении Саула сила равнялась физической мощи. Ему не приходило в голову, что сила может проявляться и в других формах: нарушение правил игры, скорость, внезапность. Подобная ошибка свойственна не только Саулу”.
  • “В нашем сознании… закрепилось очень узкое и жесткое определение преимущества. Мы считаем полезными вещи, которые таковыми не являются, и называем бесполезными те, что могут принести немало пользы”.
  • “Вступающий в сражение недооцененный противник вроде Давида обычно одерживает победу. Но в большинстве случаев недооцененные выскочки не сражаются так, как Давид”.
  • “Положение аутсайдера может изменить человека, хотя мы не всегда по достоинству оцениваем происходящие перемены: оно открывает двери, создает возможности, просвещает, обучает, делает возможным то, что казалось невообразимым”.
  • “Справиться с маленьким классом учителю не проще, чем с большим. В одном случае проблема заключается в количестве потенциальных взаимодействий, которые необходимо регулировать. В другом случае это интенсивность таких взаимодействий”.
  • “Богатство несет в себе зерно самоуничтожения”.
  • “Мы формируем впечатления не в целом, помещая самих себя в максимально широкий контекст, но локально, сравнивая себя с людьми «в одной с нами лодке». Наше восприятие степени «обиженности» относительно”.
  • “Лучшие студенты посредственных университетов публиковались чаще хороших студентов самых лучших университетов”.
  • “Люди, обладающие могуществом или властью, не такие могущественные, как кажется, а слабые не так уж слабы”.
  • “Идея желательных трудностей состоит в том, что не все трудности негативны по своей сути”.
  • “В некоторых случаях мы все зависим от людей, закаленных житейским опытом”.
  • “Понимаете теперь, в чем катастрофическая ошибка, допущенная немцами? Они бомбили Лондон, пребывая в уверенности, будто физические и душевные травмы, нанесенные бомбежкой, лишат британцев мужества. Но бомбардировки привели к обратному результату”.
  • “Перевернутые U-образные кривые состоят из трех частей, и каждая из них подчиняется своей закономерности. Левая часть, где дополнительные усилия или блага улучшают жизнь. Плоская середина, где дополнительные усилия не приносят никаких особых изменений. И правая часть, где дополнительные усилия или блага ухудшают ситуацию”.

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *