Перейти к контенту →

Аутентичность. Как быть собой. Стивен Джозеф. Краткое содержание

Книга “Аутентичность” Стивена Джозефа рассказывает о том, как не попасть в непростое положение и развивать в себе аутентичность — способность быть верным себе в любых условиях. Это что-то вроде волшебного компаса из фильма «Пираты Карибского моря», который указывает, где находится ваша истинная цель или мечта. Естественно, даже развитая аутентичность не может отменить те неудачные решения, которые мы принимали раньше. Но зато она помогает не зацикливаться на прошлых ошибках и использовать новые знания для того, чтобы жить более полноценной и счастливой жизнью. Из краткого содержания узнайте, как стать аутентичным в работе и личных отношениях.

Путь к настоящему «Я»: как развить свою уникальность

Часто с приближением очередного юбилея мы начинаем пересматривать свой опыт и спрашиваем себя, многое ли сложилось так, как мы хотели. Кто-то в этот момент находится более-менее в гармонии с собой, но многие чувствуют себя пойманными в ловушку: разве то, что их окружает — это мечта их юности? У некоторых хватает решимости резко изменить свою жизнь, но большинство по инерции продолжает вести все тот же образ жизни, даже если он и не соответствует глубинным желаниям и потребностям.

Книга Джозефа рассказывает о том, как не попасть в это непростое положение, как развивать в себе аутентичность — способность быть верным себе в любых условиях. Это что-то вроде волшебного компаса из фильма «Пираты Карибского моря», который указывает, где находится то, чего вы на самом деле хотите. Естественно, даже развитая аутентичность не может отменить те неудачные решения, которые мы принимали раньше. Но зато она помогает не зацикливаться на прошлых ошибках и использовать новые навыки для того, чтобы жить более полноценной и счастливой жизнью.

Об авторе:Стивен Джозеф — специалист в области позитивной психологии, психотерапевт и коуч. Изложение тезисов в книге чередуется с кейсами из практики автора.

Почему так сложно быть собой?

Часто ли мы бываем искренни в повседневной жизни? Время от времени. Но большую часть дня мы носим социально приемлемые маски — говорим не то, что на самом деле думаем и чувствуем, а то, что будет удобнее для всех. Иногда мы так сживаемся с масками, что перестаем слышать, что думаем и чувствуем на самом деле. Аутентичность начинается с внимания к себе и распознавания собственных ощущений.

Наши эмоции отражаются в телесных ощущениях, поэтому если вам кажется, что вы потеряли контакт с собственными переживаниями, попробуйте мысленно «просканировать» тело на предмет мышечного напряжения и понять, о каких эмоциях оно говорит. А потом постарайтесь расслабиться. Мы часто относимся к телу потребительски, как к чему-то, отделенному от разума. Но наш мозг находится в нашем теле, и отделить физиологию от психологии на самом деле невозможно — они слишком тонко взаимосвязаны. Поэтому важно культивировать в себе чуткость к своему телу.

Многие из нас часто слышат в голове голос «внутреннего критика», который говорит нам о том, что мы сделали не так, и как нам следует поступить (психологи считают, что это отзвук усвоенных в детстве наставлений родителей). Часто он заглушает голос нашего сердца, интуиции, или, если хотите по-научному, лимбической системы нашего мозга, где возникают эмоции. Очень важно отвлекаться от абстрактных представлений о том, как мы должны относиться к той или иной проблеме и услышать, как мы к ней на самом деле относимся.

Три особенности аутентичного человека

Человек, достигший аутентичности, обладает тремя качествами:

  1.  Хорошо знает себя: понимает, что любит, что не любит, какие у него слабости и сильные стороны, что происходит у него внутри;
  2. Отвечает за себя: не сваливает на других ответственность за свои ошибки, но и не отчитывает себя бесконечно за каждый промах. Старается сделать выводы и впредь поступать конструктивнее;
  3. Умеет быть собой в разных ситуациях: не пытается ни подстраиваться под других, ни контролировать их, предпочитая общения на равных.

Если человек станет аутентичным, это не значит, что он непременно достигнет абсолютного счастья. Тем более что многие путают счастье с удовольствием, и их жизненная стратегия сводится к тому, чтобы стремиться к наслаждениям и избегать страданий. Но парадоксальным образом в долгосрочном периоде это не делает людей счастливее: такие уж мы странные существа, что для счастья нам надо чувствовать наполненность жизни самыми разными красками.

В противовес гедонистическому «счастью» древнегреческий философ Аристотель предложил свою концепцию эмоционального благополучия — так называемую эвдемонию. Это слово происходит от двух греческих слов – eu (счастье) и daimon (дух) и означает что-то вроде «следование своему духу». Современные ученые сходятся на том, что это самая продуктивная концепция счастья. Эвдемонизм предлагает человеку следовать своему характеру и глубинным ценностям.

Естественно, мы не сможем сделать этого, если не обеспечим вначале самые базовые потребности. Нам нужна пища, кров, одежда, ощущение безопасности, общение, доступ к информации. Тут Джозеф приводит известную пирамиду Маслоу: в ее основании лежат физические потребности, а на верхушке находится самореализация. С точки зрения Аристотеля, как раз ради самореализации мы и живем. Поэтому у нас должно быть достаточно благ, чтобы мы были в состоянии сосредоточиться на самореализации, не волнуясь о других вещах, но при этом блага не должны становиться самоцелью. Кроме того, самореализация — это не какая-то сияющая вершина, которой можно достичь и далее почивать на лаврах: это постоянный процесс. Интересно, что Маслоу считал, что стремление к самореализации заложено в каждом из нас, и человек, который самоактуализируется, отличается не тем, что у него есть какие-то дополнительные качества, а тем, что его исходные качества и устремления не блокированы.

Что пошло не так?

В младенчестве мы непосредственны и аутентичны. Ребенок просто тянется к тому, что его привлекает, как побег к солнцу. Но дети очень слабы и уязвимы, и на пути у них возникает множество преград. Часть внешних преград превращаются во внутренние. К полутора годам у ребенка уже появляется самосознание, и с этого момента мы начинаем рассказывать себе «историю» о том, кто мы есть — пытаемся собрать свои переживания, мысли, мнения, качества, опыт в более-менее цельную картину. На этом этапе неизбежно возникает определенное упрощение — некоторые мазки мы видим ярче, потому что они связаны с каким-то эмоциональным опытом, который нам запомнился. На основании этой картины своего «Я» мы будем принимать решения в дальнейшем. И тут возникает проблема — наши эмоции и устремления неизбежно наталкиваются на сопротивление окружающего мира. Прежде всего, значимы реакции близких — если родители не дают ребенку безусловного принятия, он приходит к выводу: «чтобы быть любимым, я должен соответствовать требованиям: не кричать, получать пятерки, не мешать маме работать»…

У людей есть две базовые психологические потребности — свобода действий и принятие со стороны других. Если какую-то из этих потребностей труднее реализовать, человек часто сосредотачивается на одной в ущерб другой. Частично это зависит от воспитания, но не будем забывать, что все люди не идеальны и даже у родителей, стремящихся к полному принятию, в критической ситуации могут всплыть их собственные психологические «баги». Кроме того, дети могут неверно интерпретировать слова или поведение родителей. А еще малыши сталкиваются с другими детьми и взрослыми, и это тоже влияет на их опыт. Так что с точки зрения родителя, лучше стараться принимать и поддерживать ребенка по максимуму, но помнить, что всегда есть множество факторов, которые вы не в силах контролировать.

Так или иначе, каждый из нас выносит из детства багаж поведенческих паттернов и внутренних запретов. Психолог Карл Роджерс называл их «условиями ценности». Кто-то верит, что его будут ценить, только если он не будет выражать негативных эмоций. Кто-то считает, что для этого он должен быть самым успешным и блестящим. Эти условия нас программируют и ограничивают наш выбор — мы поступаем по одним и тем же схемам. И все-таки это не значит, что мы обречены — мы можем пересмотреть эти условия, понять, как они нам мешают и начать сознательно поступать по-другому. Если вы увидите, например, что партнер не перестает вас любить из-за того, что вы плачете, вы можете стать более свободным в выражении эмоций. Хороший инструмент для пересмотра условий ценности — психотерапия: профессиональный терапевт умеет создать теплую доверительную атмосферу, в которой клиент почувствует себя принятым и начнет раскрываться. Еще для этого стоит окружать себя людьми, которые вас принимают и ценят. Потому что в токсичных отношениях, где нас подавляют и критикуют, мы тратим слишком много сил на защиту своей самооценки и тут уже не до искреннего самовыражения.

Психологические защиты мешают нам узнать правду о самих себе. А аутентичные люди могут посмотреть на себя честно, признавая свои недостатки и ошибки. Они способны к конструктивной самокритике и при этом они понимают, что ошибки и недостатки неизбежны.

Защитные механизмы

Впервые теорию защитных механизмов предложил Зигмунд Фрейд, а его дочь Анна впоследствии дополнила работы Фрейда своими наблюдениями. Защитные механизмы оберегают нас от разных эмоциональных опасностей — чувства тревоги, уязвимости, нелюбви, бесполезности, неполноценности, гнева по отношению к тем, кого мы любим или от чьего расположения зависим. В краткосрочном режиме они функциональны — позволяют нам на короткое время подавить эмоции, чтобы мы могли справиться со сложными ситуациями. Но если ими пользоваться постоянно, они начинают сильно искажать реальность. Вот самые распространенные защитные механизмы:

Отрицание — отказ принимать реальность. Например, человек отказывается признавать смерть своего близкого.

 

Подавление — сдерживание непозволительных мыслей и чувств, вытеснение их из своего сознания. Например, человек чего-то боится, но не хочет признавать свой страх, потому что ему слишком важно чувствовать себя сильным и непобедимым.

Сублимация — превращение недопустимых порывов в более приемлемые. Классический пример — сублимация влюбленности и сексуальных желаний в творчество, но это далеко не единственный вариант.

Проекция — приписывание другим людям своих чувств и мыслей, которые мы не хотим признавать. Например, вы себя в глубине укоряете за что-то и поэтому вам кажется, что окружающие смотрят на вас с неодобрением, а на самом деле люди настроены нейтрально.

Интроекция — приписывание себе чужих желаний, чувств и мыслей. В какой-то мере все наше социально одобряемое поведение — интроекция: мы впитываем то, что наши родители или опекуны считают социальной нормой. Иногда это полезно и помогает нам адаптироваться к жизни в обществе, но интроекты могут вступать в конфликт с истинными желаниями человека. Например, «работа должна быть стабильной и хорошо оплачиваемой» против «я мечтаю быть художником».

Диссоциация — отрешенность от своих чувств и (или) окружающего мира. В стрессовой ситуации диссоциировавшийся человек чувствует и ведет себя на удивление спокойно, но через какое-то время эмоции накатывают «задним числом».

Рационализация — поиск логичного и правдоподобного объяснения своих поступков и чувств, без понимания своих истинных мотивов. Классический пример — басня «Лисица и виноград», когда лиса прекращает попытки достать желанный виноград, мотивируя это тем, что он еще зеленый и невкусный, хотя на деле он просто недоступен.

Регрессия — возвращение в детство при столкновении с невыносимыми мыслями или чувствами.

Отыгрывание вовне — совершение импульсивных и ярких поступков для выражения своих чувств, которые нельзя выразить иначе.

Реактивное образование — чувства или поступки заменяются на противоположные. Например, если вам не нравится человек, но вы чувствуете себя виноватым за это, вы становитесь с ним чрезмерно обходительным.

Замещение — перенос своих чувств и мыслей с исходного объекта на какой-нибудь другой. Например, на вас накричал начальник, но вы не можете накричать на него в ответ, и после работы срываетесь на домашних.

Интеллектуализация — бессознательная попытка абстрагироваться от своих чувств. Это один из самых зрелых видов психической защиты — например, когда во время конфликта мы подавляем желание наброситься на противника с кулаками и пытаемся посмотреть на ситуацию со стороны.

Юмор — тоже один из видов защиты (и, наверное, самый социально одобряемый): мы можем переводить нежелательные мысли и импульсы в шутки.

Психические защиты часто срабатывают, когда у нас возникают конфликты с другими людьми (когда мы спорим или нас критикуют, задевают наше самолюбие), а также когда нам хочется избежать трудностей. Проблема в том, что психическая защита — это что-то вроде анальгетика: она помогает избежать чрезмерной боли, но если пользоваться ей постоянно, невозможно понять, что с вами на самом деле происходит.

Карл Роджерс полагал, что самый важный признак того, что человек живет полной жизнью — это не его удовлетворенность собой, а открытость к новой информации о себе, готовность ее принимать и осмыслять. В этом плане полезно искать первопричины своих действий и не прятаться от жестокой правды этого мира. Аутентичные люди открыто признают, что:

  • Мы все смертны, и как справедливо писал Булгаков, внезапно смертны;
  • Будущее непредсказуемо и мы не можем контролировать окружающий мир;
  • Нам в любом случае не раз придется делать выбор и нести ответственность за его последствия;
  • Нет никакого объективного смысла жизни — мы выбираем его для себя сами (для этого важно обращать внимание на внутренние цели и ценности);
  • Несмотря на то, что у нас есть близкие, какая-то часть нас всегда останется одинокой, мы не можем полностью разделить свой опыт и чувства с другими.

Аутентичность и борьба со стрессом

Есть три основные стратегии поведения при стрессовых ситуациях:

  1. Проблемно-фокусированные стратегии — направлены на поиск решений. Человек, выбравший такую стратегию, старается абстрагироваться от эмоций и спрашивает себя: «Что я могу сделать, чтобы нейтрализовать проблему?».
  2. Эмоционально-фокусированные стратегии — сконцентрированы на попытке справиться с эмоциями. Например, можно побить подушку или поискать сочувствия у близких людей.
  3. Стратегии избегания — это попытка «отключиться» от проблемы и сделать вид, что ее не существует. В таких случаях люди могут прибегать к алкоголю и наркотикам, но есть и более безобидные варианты, например, прокрастинация.

Аутентичные люди не боятся своих эмоций, но при этом стараются не зацикливаться на них. Поэтому они чаще всего прибегают к сочетанию эмоционально-фокусированных и проблемно-фокусированных стратегий.

Признаки аутентичного лидера

  1. Чувствует моральное обязательство поступать честно и правильно по отношению к другим и самому себе.
  2. Побуждает подчиненных использовать в работе свои таланты и возможности по максимуму. Достигают лучших результатов, чем сами ожидали.
  3. Стимулирует творческие решения — показывает другой взгляд на ситуацию, отходит на задний план и не дает прямых указаний, побуждая подчиненных самостоятельно решать проблему.
  4. Умеет слушать, проявлять индивидуальное внимание и сочувствие к окружающим, поддерживать и развивать отношения.

Аутентичность в романтических отношениях

Это способность взаимодействовать искренне, корректно и на равных. Вот несколько советов, помогающих ее развить:

  • В начале отношений спокойно обсудите правила и четко обозначьте границы, чтобы партнер понимал, какое обращение с собой вы считаете недопустимым. Стоит помнить, что вы, как и партнер, не обязаны рационально обосновывать свои пожелания: например, если вам некомфортно делиться паролями от личной почты, этого вполне достаточно, чтобы требовать приватности в этой сфере. Естественно, если вы не договорились «на берегу», никогда не поздно обсудить правила в ходе отношений.
  • Если вас что-то волнует в отношениях, стоит это обсудить, даже если разговор может быть неловким. И, соответственно, соглашаться на предложения партнера обсудить проблемы, а не отмахиваться от них.
  • Не воспринимайте партнера как часть себя — это отдельный человек со своими мыслями, чувствами и желаниями. Даже если вы давно в отношениях, вы не можете знать наперед, что он думает и чувствует. Поэтому почаще задавайте вопросы об этом, давайте человеку высказаться до конца, не перебивая, и переспросите, если вы не уверены, что правильно поняли.
  • Важно одновременно принимать собственные чувства и желания, и уметь идти на компромисс с желаниями другого. В отношениях люди часто либо вытесняют желания, которые не нравятся партнеру, либо пытаются навязать их, вместо конструктивного обсуждения и поиска компромисса. Важно понимать, где заканчиваетесь вы и начинается другой человек.
  • Тренируйтесь смотреть на ситуацию глазами других людей. Это не означает слияния: вам не обязательно перенимать точку зрения другого, но очень важно ее понимать.
  • Если вы хотите дать совет, убедитесь, что вы не давите на человека и готовы к тому, что он может вас не послушать.
  • Не стоит требовать от партнера того, что он не может дать. Даже если человек вас любит, какие-то проявления любви и заботы могут быть для него предпочтительными, а какие-то даются тяжелее. И, конечно, неконструктивно обвинять человека в том, что он недостаточно тепло к вам относится — мы не выбираем, как относиться к другим, и можем отвечать только за внешние проявления в отношениях.

Заключение

Решения многих жизненных проблем — от поиска работы до выстраивания романтических отношений — упираются в нашу способность быть аутентичными. Ищите собственное «Я», отсеивая психологические защиты. Старайтесь грамотно отыгрывать эмоции, не подавляя их внутри себя. Чтобы сохранить себя в личных и рабочих отношениях, важно знать свои мотивы и заранее договориться о «правилах игры».

 

Опубликовано в Быстрый результат

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *